losterin.ru

 

Вестник гражданского общества

Исчислено, взвешено, разделено…

Рембрандт, «Пир Валтасара»

Мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
Текел — ты взвешен на весах и найден очень легким;
Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
(Дан.5:26-28)


           Изучение ответа Генеральной прокуратуры РФ на тему того, кого именно тамошние аналитики считают пособниками террористов, уже вызвало бурю возмущения.
           У меня чтение этого текста и выступления инициатора запроса, знатного «выхохолевца»* депутата Багдасарова, вызвало приступ какого-то мистического ужаса.
          Дело не в том, что дородный депутат, искренне волнуясь, честно давал понять, что для него и боевики-исламисты, и «несогласные» одинаково опасны, ибо – «раскачивают лодку». 
          Депутата, по его собственному признанию, пугали тени большевиков (вот было их весной 1917-го всего 25 тысяч, а чего понатворили...). И не в том дело, что правоохранители, не дрогнув, причислили легальную либеральную и леводемократическую оппозицию к одному сонму «полчищ сатаны» (вместе с таинственным и ужасным пантюркизмом). В этом смысле прокурорские аналитики просто показали свое ментальное единство с депутатом – все, что радикальное, всё - подрывное. Недавно ведь и Дмитрий Анатольевич, встречаясь с правозащитниками, пугал их, что в случае разгона нынешних судов настанет 1917 год.
          Просто в этом ответе я углядел известные слова «Мене, мене, текел, упарсин», как бы начертанные на кремлевских стенах.
Когда мне пришлось поучаствовать в полемике об экстремизме (в частности в вестнике CIVITAS), я говорил, что нынешние российские власти смешали политологическое определение «экстремизма» с юридическим, объединив, подобно советской юстиции конца 20-х годов, все мыслимые и немыслимые виды оппозиционности: от участия в белогвардейском подполье до публичной критики экономической политики тов. Рыкова - в одну безразмерную категорию «контрреволюция».
          Критики ответа из прокуратуры даже потревожили (а может, напротив, временно освободили из котла с кипящей серой) тень генпрокурора Вышинского. Чтобы завершить топтание на этом месте, отмечу, что дело не в титанических усилиях печальной памяти «Андрея Ягуарьевича», но в мудром подходе его руководителя к формированию нужных обвинений. Ведь это вовсе не Вышинский, с учетом биографии** готовый на всё, придумал обвинить в декабре 1934 года, сразу после убийства Кирова, давно опальных и даже уже как бы прощенных Зиновьева и Каменева в «моральном и политическом вдохновлении террора»... А сегодня мы видим, что, судя по извилистому ходу мысли, наша юстиция, по прежнему, готова на всё, и, как только будет убран сдерживающий её барьер, будет готова провернуть и изящно обосновать любые политические преследования.
          Но не это повергло меня в ужас, а чётко осознание того, что аналитики Генпрокуратуры абсолютно не понимают причин ни исламистского, ни расистского терроризма, угрозам которого они уделяют столько внимания.
          Главное, что упустили из виду казенные аналитики, - это первопричину исламистского радикализма, вплоть до создания вооружённого подполья в России. Отмечу, что как бы ни нападали на правозащитников за применение термина «партизаны», я, как человек, пусть поверхностно, но знакомый с международным правом, категорически отказываюсь называть «терроризмом» нападения на силовиков.
          Этот исламистский радикализм, действительно, можно считать очередной «аватарой» большевизма. Но его корни - в народном антикоррупционном движении. В условиях, когда у гражданского общества нет политических механизмов для влияния на власть, а общество ощущает вопиющую несправедливость существующего порядка, некоторая часть протестующих объективно выбирает путь силовой революционной борьбы.
          Дело не в идеологии, идеология в данном случае знак, семантический маркер, помогающий отличить своих от чужих. Был марксизм или народничество, стал «исламизм». Зачем-то прокурорские спецы впутали пантюркизм и этнический сепаратизм. Для Кремля этнический сепаратизм на Кавказе – это счастливый вчерашний день, когда еще можно было откупиться признанием формального или фактического суверенитета национальной государственности. Современная кавказская герилья - религиозно мотивированный интернационализм, подобно большевизму, помогающий перешагнуть старательно культивируемую этнокультурную мозаичность региона. Вспомним, как яростный антинационализм принес большевикам победу на Кавказе, истерзанном повальной межнациональной резней 1905-21 годов.
          Причина «русского» расистского радикализма является «зеркальной» относительно «исламистского». Молодежь (и не молодежь), радикально отвергающая существующий авторитарный и коррумпированный порядок, готова радикально бороться... Но она не готова честно (перед самими собой) проанализировать причины своего (и общего) бедственного положения. Даже в мыслях опасаясь выступить против режима, против возникшего неофеодально-сословного строя, они срывают свою фрустрацию на тех, кто еще бесправнее их - на мигрантах, на инородцах…
           Другие, выступая против полицейского олигархического государства, не готовы признать исторических корней отечественного деспотизма и самообманываются, полагая, что причина бедствий - в инородческом («сионо-масонском») захвате «изначально благой по своей природе» государственности. Этакая психологическая полутрусость... Собственно говоря, и такого понимания причин «русского» расизма нет у казенных борцов с экстремизмом.
          Необходимо выделить ещё одну очевидную нелепость аналитической справки, отправленной в Госдуму. Говоря о русском (радикальный этнический национализм или расизм всегда имеют очень конкретную этническую или расовую привязку) нацистском террористическом подполье, аналитики Генпрокуратуры применили термин «русизм». Однако этот термин вовсе не означает радикальной русской идеологии (если не иметь в виду самоназвание идеологии шутовской «Русской республики»). Термином «русизм» сторонники Доку Умарова и другие чеченские радикалы называют агрессивную имперскую шовинистическую и репрессивную политику России, вкладывают в это понятие тот же смысл, который 100 лет назад в России вкладывали в понятия «черносотенство», «истинно русские люди», «погромная политика»... Это показывает всю степень эрудиции государственных антиэкстремистских аналитиков.
          Словом, единственный рецепт, который прокурорские спецы могут предложить властям - это полицейская борьба с давно уже неактуальным этническими сепаратизмом, с «западным пониманием демократии», с мифическим пантюркизмом и с работами исламских теоретиков. По сути, они предлагают Кремлю еще раз проделать тот путь, которым уже шли исторические лузеры: царизм 100 лет назад и КПСС 30 лет назад - путь к развалу и краху презираемой или ненавидимой массами государственности, путь огульных репрессий, прямо провоцирующих общество на насилие.

________________________________________
*Даже иронически именовать «справедливороссов» именем героической партии эсеров такое же кощунство, как, допустим, именовать «птенцов загаженного гнезда Суркова» точно так же как и краснодонских подпольщиков.

**Бывший следователь прокуратуры Временного правительства социал-демократ Вышинский Андрей Януарьевич, прославился тем, что в июле 1917 г. выдал ордер на арест гражданина Ульянова В.И. (состав деяний по нынешнему: госизмена в форме шпионажа и попытка насильственного изменения конституционного строя). 


ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


27.05.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.017627000808716