Вестник гражданского общества

В московском СИЗО скончался очередной осужденный - Сафронов Андрей

Записки адвоката

СИЗО-4 гор. Москвы. Фото М.Трепашкина

          В России уже 10 лет не было широкой амнистии (начиная с 2000 г.). Этот - 2010 год - не исключение. Амнистия 2010 г. не коснулась даже тех, кто осужден за преступления небольшой и средней тяжести, беременных женщин и несовершеннолетних. Государство не проявило к ним благодушия, руководители государства в очередной раз показали, что милосердие в России не в почете.
          С момента прихода к власти В.В.Путина уголовный и уголовно-исполнительный законы лишь ужесточали отношение к тем, кто попадал под их колеса. В сторону ухудшения по отношению к привлекаемым законом лицам менялся и перечень заболеваний, при наличии которых эти лица могли быть освобождены от наказания в виде лишения свободы. Точнее, многие заболевания остались те же, но применять их рекомендовано только при особых осложнениях. Помнится, как в ФБУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила Свердловской области начальник МСЧ колонии разъяснял мне, при каких осложнениях бронхиальной астмы могут отпустить человека из исправительного учреждения: «Если ты пройдешь 10 метров и затем упадешь, то ты - здоров, если не сможешь пройти 3 шага, тогда тебя отпустят».
          Такое бесчеловечное отношение приводит в России к большому проценту смертей в местах содержания под стражей и отбывания наказания. В год в местах содержания под стражей умирает порядка 500 человек (по официальной статистике), а в местах отбывания наказания порядка 5000 человек (!).
          Получается, что нормативные акты позволяют тяжелобольного человека, уже по причине болезни не опасного для общества, освободить от дальнейшего отбывания наказания. Но на практике эти требования так ужесточили, так бюрократически завертели, что арестантов стали доводить до смерти. А ведь многие из них отбывают наказание за неопасные деяния.
          Кто же совершает более тяжкие действия против человека: тот, кто осужден (или ждет осуждения), скажем, за кражу мобильного телефона, или тот, кто довел этого человека до смерти (медленно убил без обеспечения надлежащей медицинской помощи, которую он смог бы получить на свободе)?
          На днях я был на передаче «Народ хочет знать», где не мелкие государственные чиновники обсуждали причины смерти Сергея Магнитского и Веры Трифоновой. Там много говорилось о том, что идут проверки, виновные будут привлечены к ответственности, а в это время до смерти доводились очередные жертвы.
          Очередной осужденный умер в московском СИЗО № 4 гор. Москвы 13 мая 2010 года, буквально через неделю после смерти Трифоновой. Как сообщили ИА REGNUM Новости в пресс-службе Следственного комитета при прокуратуре РФ, в одной из камер был обнаружен в бессознательном состоянии Андрей Сафронов. Он был осужден Бабушкинским районным судом за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконный оборот наркотиков). Как отметили в СКП, несмотря на своевременно оказанную медицинскую помощь, осужденный скончался. Предварительная причина смерти - остановка сердца.
          По данному факту следственным отделом по Бабушкинскому району следственного управления Следственного комитета по городу Москве проводится доследственная проверка. По итогам проверки будет принято процессуальное решение.
          Напомню, что это не первая смерть заключенного в Москве за последние несколько месяцев. 30 апреля 2010 года в СИЗО №1 «Матросская тишина» умерла Вера Трифонова, обвиняемая в совершении экономического преступления (покушение на мошенничество). У нее была тяжелая форма сахарного диабета и работала только одна почка. Ранее, 14 ноября 2009 года от острой сердечной недостаточности в СИЗО «Матросская тишина» во время следствия умер 37-летий юрист инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергей Магницкий. Он был арестован 14 ноября 2008 года по обвинениям в уклонении от уплаты налогов и налоговых махинациях.
          Смерти следуют одна за другой, а проблема так и не решена. Основная из них связана с необоснованным помещением лиц под стражу и удержание их там на протяжении длительного времени. Суды не дают надлежащей оценки имеющим заболеваниям и опасности вменяемых деяний. Судьи могут оставить умирать человека в камере при вменении ему неуплаты налогов (от его же бизнеса, где он ничего не получает от государства), покушении на мошенничество и т.п.
          И пока сдвигов в этом направлении не видно. Кровожадная, человеконенавистническая уголовная политика продолжается и при правлении Д.А.Медведева, забирая тысячи жизней. Подтверждением этому является, например, процесс по делу Кузнецова В.М., которого осудили на 5 лет 6 месяцев лишения свободы по сфабрикованному сотрудниками ОРБ № 3 МВД России делу о покушении на мошенничество. Он никого не обманул, ни у кого не вымогал денег. Судьи этого не учли, как не учли и факта наличия тяжких заболеваний у Кузнецова. Они почти такие же, как у доведенной до смерти Веры Трифоновой. Кстати, у нее был тот же подставной провокатор-«потерпевший» Гридасов Сергей из ОРБ №3. Человека, фактически невиновного, оставили на выживание. Его жизнь под угрозой. И сколько еще будет таких жертв? И кто остановит эти умышленные убийства граждан под сенью закона?

 


МИХАИЛ ТРЕПАШКИН


18.05.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022897005081177