Вестник гражданского общества

«Оттепели» не предвидится

Ситуация с политзаключенными в России все более ухудшается

Стенд с выставки «Политическое «правосудие» и современные российские политзаключенные»,
проходившей в Сахаровском центре в 2006 году 

        

          После прихода к власти Дмитрия Медведева в душах многих людей проснулась надежда на потепление в России. Путинский ледниковый период, полагали они, закончился. Человеку свойственно надеяться на лучшее – иначе и жить бессмысленно. Но в данном случае надежды не оправдались. Громкие слова нашего «нынешнего» о приверженности идеям прав человека, как и следовало ожидать, оказались всего лишь словами.
           Сужу об этом хотя бы по одному аспекту – ситуации с теми, кого у нас принято называть политическими заключенными. Сколько шуму наделала недавно реабилитация Мананы Асламазян! Многие ждали, что за ней последуют и другие. Увы, Манане, судя по всему, всего лишь повезло – очевидно, именно на ее примере новоизбранный решил продемонстрировать Западу, что он не злой и не кусается. Разок продемонстрировал, и будет. В положении всех остальных политзэков ничего со сменой первого лица в государстве не изменилось.
          Так, журналист Борис Стомахин, осужденный по самой что ни на есть политической статье, продолжает оставаться в тюрьме, в условиях, очень сильно вредящих его и без того подорванному здоровью. Он по-прежнему жалуется на боли в сломанной при аресте спине и ноге, а проведения должного лечения или хотя бы послаблений в режиме в связи с тяжелым заболеванием не предвидится.
          Недавно нам показалось, что удалось добиться каких-то сдвигов в судьбе другого заключенного – Заурбека Талхигова. У него язва желудка в острой стадии. 17 июня его направили в больницу в город Ухту для проведения операции по жизненным показаниям. Казалось, что наконец-то его начнут нормально лечить, прекратятся его продолжающиеся уже больше двух лет страдания, и он пойдет на поправку.  Однако через два дня он был оттуда выписан… обратно в колонию – без операции и вообще без какого-либо лечения. Его не стали лечить, наплевав на медицинское заключение врача колонии о необходимости оперативного вмешательства. Да еще придумали нарушение – что он якобы курил, хотя Заур – верующий мусульманин и вообще не курит.
          Фонд «В защиту прав заключенных» обратился в прокуратуру Коми и к уполномоченному по правам человека в РФ В. П. Лукину с требованием провести проверку, почему тяжело больного человека отказались лечить. Ждем результатов, хотя надежды на то, что в наших «слугах закона» проснется человечность, мало. Мой звонок в Управление ФСИН по Коми дал совершенно неожиданный результат – мне прозрачно намекнули, что Заурбек якобы сам симулирует заболевание, чтобы привлечь к себе внимание, и никакая больница и тем более операция ему не нужны. И это было сказано несмотря на официальное заключение врача, в котором указан диагноз, угрожающий жизни больного, и даны показания к лечению за пределами колонии в стационаре.
          30 июня Заурбека должен был повторно осматривать врач, но он к заключенному не пришел. Очевидно, людей в белых халатах в этой системе подбирают по тому же принципу, что и вертухаев – чем меньше сострадания они проявляют к своим пациентам, тем лучше. В отношении их выражение «самая гуманная в мире профессия», похоже, неприменимо.
          Более того – в положении политзэков со сменой президента не только ничего не изменилось, но в последнее время к ним прибавились новые тревожные симптомы. «Воцарение» «либерального» Медведева ознаменовалось несколькими странными арестами. Один из самых нашумевших – арест Юлии Приведенной. По словам ее адвоката Михаила Трепашкина, который в свое время сам по сфабрикованному обвинению провел четыре года в колонии, «активистка поэтизированного общества “ПОРТОС” Юлия Приведенная гонениям за свою особенную жизненную позицию подвергается второй раз. И оба раза за то, что она «лично возглавляла отделение “G-1”» (цитата из постановления о привлечении ее в качестве обвиняемой от 26 июня 2008 года). Что же за отделение такое “G-1”? Оказывается, так условно называли автомашину хозяйственной части “ПОРТОСа”, развозившую помощь ветеранам и немощным малоимущим пенсионерам (картошку, муку и т. п.). Юлия Приведенная работала экспедитором на указанной автомашине, где были также грузчики. Вот эту команду и называли отделением “G-1”». Сотрудники Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области увидели в этом организацию «незаконного вооруженного формирования». (См. http://www.vestnikcivitas.ru/pbls/99)
          Это только три примера – а сколько их еще! Сегодня прочитала, что Европейский суд по правам человека наконец-то обратил внимание на дело бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна и признал его «приоритетным». И это после долгих месяцев, когда страдающего сразу тремя смертельными заболеваниями и практически ослепшего человека держали в тюремной камере, таскали на суды и даже в больнице приковывали наручниками к кровати. В его поддержку было написано множество обращений, в феврале этого года держали голодовку несколько московских правозащитников. И вот добились хотя бы чего-то. Неужели у европейской Фемиды наконец-то спала повязка с глаз, и она увидела, что творится в государстве, которое претендует на звание «правового» и на статус полноправного члена европейской цивилизации? Возможно, но хотелось бы, чтобы в следующий раз это произошло побыстрее, а то не все смогут дождаться ее неожиданного прозрения.


ЕЛЕНА МАГЛЕВАННАЯ


04.07.2008



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.026107788085938