Вестник гражданского общества

Издержки профессии

Алексей Баталов

          Я не случайно вынесла эти слова в заголовок. Сами по себе они имеют определенную смысловую нагрузку и могут быть применены к любой профессии. Но в данном случае речь идет о моих коллегах-журналистах!
          А поразила меня вот какая история. В «Собеседнике» появилось интервью с кумиром миллионов, человеком, который сделал невероятно много для отечественного кинематографа - Алексеем Баталовым. И все бы ничего, но тема интервью: он обещал рассказать всю правду о молодой любовнице, событиях сорокалетней давности. Поводом для этого послужила повесть в журнале «Караван» о Сестре и Маэстро, написанная известной журналисткой Кирой Прошутинской. Если бы мы встретились тет-а-тет, я бы задала ей всего один вопрос: «Зачем?». Прочитав материалы об этом неординарном событии, я нашла ответ на свой вопрос. Прошутинская в конце повести просит прощения у Маэстро, объясняя свой поступок так: «Мы все - заложники профессии!» Однако! Неужели было так велико желание развенчать ореол святости, рыцарства одного из самых любимых артистов, прекрасного отца, посвятившего свою жизнь больной, талантливой дочери, жене? Или это «месть» за сестру, которая долгие годы любила Баталова и которой уже нет в живых - она не может ни подтвердить, ни опровергнуть, ни сказать, желала ли она такой посмертной «славы»? Или же Прошутинская решила таким образом напомнить о себе? Вопросы, но нет ответов! Их знает только автор повести.
          Эта история мне напомнила другую. Как известно, есть великие, но нет святых. Фаина Георгиевна Раневская - гениальная русская актриса - была человеком сложным, неординарным. Она мало кого подпускала к себе близко. Таким человеком стал журналист Глеб Скороходов, чьи работы на телевидении удостоены премии «ТЭФИ». В течение нескольких лет они общались довольно часто, вели долгие задушевные беседы. Фаина Георгиевна рассказывала о своей жизни журналисту, которого считала почти сыном - своих детей у одинокой Раневской никогда не было. И он предал Раневскую, написал книгу, где выложил все истории, все негативные характеристики известных людей, о которых Фаина Раневская говорила только ему! Прочитав рукопись, Раневская сказала: «Боюсь, вы сами не понимаете, что делаете. В вашей книге человеческий портрет, которого никто, никогда не должен видеть!» И разорвала с ним всяческие отношения. «Сын» ее предал. Но предавший один раз, предаст и во второй... Прошло четверть века. Знал Скороходов об отношении к написанному им самой Раневской? Знал! И все же издал книгу.
          А дальше уж совсем мерзость. Скороходов пишет: «И книга лежала неизданной... Теперь она переиздается огромными тиражами, и мне стыдно, что я зарабатываю на этом деньги...» И, видите ли, мысленно просит прощения у Раневской, хотя знает, что она бы ему этого не простила... Кого же он мне напомнил в этой ситуации? Ну, конечно, небезызвестного персонажа Ильфа и Петрова - эдакого стыдливого Альхена. Интересно, есть ли предел человеческому цинизму? Истории-то похожи, не находите?
          Вот и Кира Прошутинская попросила прощения у Маэстро, сославшись на профессию. Да только профессия тут не причем. Всегда есть выбор: сказать или промолчать! И этот нравственный выбор целиком зависит от степени порядочности человека, его понимания этики и морали! Сама Прошутинская довольно пафосно говорила об этике на телевидении, о причинах выхода из состава учредителей Академии Российского телевидения. Только в жизни следовать принципам, провозглашенным однажды, оказалось много сложнее. Ведь не могла она не знать о том, что восьмидесятилетний Алексей Баталов - тяжело больной человек. Как-то он в беседе с журналисткой «Комсомольской правды» Ольгой Кучкиной рассказывал: «Врачи - часть моей жизни. У меня и сердце, и онкология, и туберкулез глаза... Обязательно скажи хотя бы про Надежду Сергеевну Азарову - заведующую глазным отделением в Симферополе, у которой я столько лежал, и она спасла мои глаза». Подлинно интеллигентный человек, благодарный, способный оценить труд других, он, отвечая на вопросы по поводу давней истории, остался рыцарем по отношению к женщине, которой уже нет в живых!
          В журналистике я без малого сорок лет. Помню, как мечтали о гласности без цензуры, запретов и прочая. А что получили в итоге? «Свободу», которая обернулась возможностью гнобить людей публичных, которых так любят и ценят в стране? Баталов, бесспорно, в ряду первых! А тех, кто пишет мемуары, истории в виде душещипательных повестей и романов (ну как же не погреться в лучах славы великих!), а затем и раскрывает имена прототипов, рядом поставить никогда бы не смогла. И не потому, что менее талантливы, значимы и известны, а потому, что не выдержали экзамена на человечность, доброту и порядочность! Я уважала Киру Прошутинскую за ее профессионализм, хотя в известном цикле передач «Мужчина и женщина» она порой творила на грани фола. Ценила Глеба Скороходова за знания и умение поведать о людях искусства. Но этими поступками они мое уважение, да и тысяч других зрителей и читателей перечеркнули. Об этом свидетельствуют многочисленные комментарии к статьям и интервью на разных сайтах. Повторюсь: профессия тут не причем. Всегда есть выбор!
          Известный сатирик так перефразировал замечательные строки Тютчева:
                     Коль не дано предугадать, 
                     Как слово наше отзовётся, 
                    Так пусть оно пока заткнётся - 
                    И это будет благодать!
          Вот уж воистину, потому что нет у названных журналистов сочувствия, о котором писал великий русский поэт. Самоутвердиться, заработать на трагедиях людей - это подло. И никто не убедит меня в обратном. Мне претят проекты, где смакуется личная жизнь людей, интимные подробности, когда ведущий пытается залезть под кожу публичному человеку, да ещё и ущипнуть.
         ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК, БУДЬ ОН АРТИСТОМ ИЛИ ДВОРНИКОМ, ИМЕЕТ ПРАВО НА ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ! Никто, хочется это подчеркнуть особо, никто не смеет без его ведома и согласия вторгаться на эту территорию. Скажу вам честно, в последнее время, когда стало абсолютно ясно, что прекрасного актера Влада Галкина (напомню, ему было всего-то 38 лет) затравили СМИ - стала все больше задумываться о цензуре... 30 фильмов за десять лет - все для людей. Фантастическая работоспособность, чудовищная усталость - срыв! Так помогите человеку, если вы - люди, а не начинайте его травить. Я думаю о том, сколько еще он мог сделать для отечественного кинематографа. Осиротели родители, осиротели зрители... Вы не задавали себе вопроса, откуда в нас эта жестокость, желание ударить лежачего? Это и есть пресловутая демократия? И я поняла одно: будь моя воля, я бы вернула цензуру, и первым пунктом запретила бы любые публикации на подобную тематику за исключением тех, когда публичный человек совершил преступление. Точка! А Алексею Баталову низкий поклон за то, что всегда оставался настоящим МУЖЧИНОЙ и гениальным АКТЕРОМ!


НАТАЛЬЯ ЛЕНСКАЯ


13.04.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.65853881835938