Вестник гражданского общества

Четыре вида терроризма в России

          Скажу сразу, я убежден, что взрывы в Москве были организованы товарищами с Лубянки.
          Лубянский терроризм - это и есть первый и самый важный, так сказать, основополагающий вид терроризма. Это взрывы домов в 1999-м (более 300 убитых), сваленные на чеченцев и совершенные ради развязывания второй войны по завоеванию Чечни и приобретения Путиным ореола спасителя отечества. Это и подготовленные с помощью внедренных агентов захваты заложников в театре на Дубровке и школе в Беслане (в общей сложности около 500 жертв). Безусловное доказательство участия ФСБ в этих терактах – уничтожение в обоих случаях всех боевиков, чтобы заодно убрать и своих агентов среди них, застраховаться от возможной утечки информации о патронаже Лубянкой этих терактов. В обоих случаях не было захвачено ни одного языка! Они не нужны были: в ФСБ прекрасно знали через агентов, как эти рейды готовились. Теракты нужны были Путину, чтобы поднять падающие рейтинги чеченской войны и свой рейтинг заодно. И последние взрывы в метро были также «смонтированы» явно ради приостановки нарастания антипутинских и антирежимных настроений. Лубянский терроризм проявляется и во множестве убийств вредных для режима людей. Это убийство Холодова, Щекочихина, Юшенкова, Политковской, Литвиненко (убит впервые в истории с помощью оружия массового уничтожения!), Маркелова, Бабуриной, Эстемировой, Яндарбиева, Дудаева, Масхадова (Дудаев был поставлен на пост президента Чечни Ельциным, Масхадов был избран президентом на признанных Россией и ЕС выборах) и многих, многих других. Всех не упомнишь!
          Продолжается интенсивный терроризм ФСБ и других спецслужб на Северном Кавказе. Там то и дело похищают людей, молодых и старых, мужчин и женщин. Похищенные либо пропадают, либо их находят убитыми.
          Далее. Посмотрим на чеченский терроризм, который официально признан в стране. В подавляющем большинстве выступлений и высказываний по поводу причин возникновения этого терроризма, в том числе и в высказываниях представителей оппозиции, говорится сейчас о многом – о слабой работе правоохранительных органов, пассивности общества и т.д. Но словно как по команде все позабыли об истинной причине такого терроризма. Позабыли о двух истребительных войнах по закабалению Чечни, сопровождавшихся крайней жестокостью. За две войны было истреблено минимум 250 тысяч человек, включая 40-50 тысяч детей. Численность чеченского населения перед первой войной составляла около 800 тысяч. Значит, было истреблено примерно 30 процентов населения. А мужского населения – так и все 50. А сколько еще искалечено, физически и духовно? В целом это был чистый геноцид! Тягчайшее преступление перед человечностью. И почти никто в стране этого не хочет видеть. В России люди редко способны становиться на другую, чужую сторону, без чего немыслимо понять, кто прав, кто виноват. Маленький народ, в сотню раз меньше народа российского, никогда не нападавший на Россию, не обладающий тяжелым вооружением, много лет подвергается бомбежкам, расстрелам из артиллерийских и танковых орудий. В чем чеченцы виноваты? Что в соседней огромной стране кто-то из правителей хочет поднять свой рейтинг?
         И это ведь не первое преступление России по отношению к чеченцам и другим народам Северного Кавказа. До того было долгое, начиная с царствований Петра Первого и Екатерины Великой, кровавое завоевание Северного Кавказа. Была и чудовищная поголовная депортация народов этого региона за Урал в конце Второй мировой войны.
          И несмотря на прекрасную историческую память чеченцы в первую, ельцинскую, войну проявляли удивительное благородство и гуманность. Пленным федералам сохраняли жизнь, распределяли их по горным селениям. Всячески помогали матерям пленных, приезжавшим из России, искать своих сыновей, в селах давали им кров и пищу. Найденных сыновей отдавали матерям. В подвале президентского дворца Джохара Дудаева был организован госпиталь для раненых российских солдат и офицеров. В этом же дворце почти всю зиму прожил в качестве живого щита героический Сергей Ковалев - в то время советник Ельцина по правам человека.
          Но во вторую войну чеченцы стали ожесточаться. Усиливало ожесточение и отсутствие помощи со стороны западных держав. Переход многих чеченцев в радикальный исламизм стал естественной реакцией. Во время короткого перерыва между двух войн усилилась и криминализация, особенно среди молодежи, т.к. работы в разрушенной стране, естественно, не было никакой. Короче, в сложившихся условиях террористических атак из Чечни можно было бы ожидать значительно больше.
          Люди в России не осознают, что в стране существует и еще один, особый вид терроризма, самый массовый, кровавый и коварный - терроризм родной милиции. Да, поведение нынешней милиции может и должно быть квалифицировано как терроризм. И число его жертв намного превосходит число жертв терроризма чеченского и псевдочеченского (лубянского) вместе взятых. По исследованию социологов Левады-центра в 2009 году около 40% мужчин в возрасте от 16 до 60 лет хотя бы раз были избиты или подвергались пыткам в милиции. Чудовищные цифры! Нигде в цивилизованном мире нет ничего подобного. Бывают редкие случаи неоправданного применения силы полицией, и всякий раз они привлекают к себе огромное внимание властей и СМИ. Ни о каком насилии в милиции я не слышал и в России до эмиграции (в 1972 году).
         Надо ли объяснять причину возникновения милицейского терроризма? Разве не перебывал почти весь состав войск МВД и милиции вахтовым образом в Чечне, где господствовало зверское отношение к местному населению – грабежи, пытки, изнасилования, убийства, сжигание домов и целых поселков? Люди в России за 20 лет господства циничного, брутального капитализма сделались чрезвычайно агрессивными по отношению друг к другу, а проходя еще и через ад чеченских командировок, и вообще превращаются в нелюдей, ненавидящих нормальных людей и жаждущих крови.
          В том же направлении сказалась и десятилетняя война в Афганистане, во время которой было убито полтора миллиона мирных афганцев и также применялись зверские методы ведения войны. Многие еще помнят, как кричали на академика Сахарова «патриоты» из КПСС в Верховном Совете, когда он рассказал с трибуны, что в Афганистане советским летчикам приказывали бомбить скопления взятых в плен советских солдат. А вскоре после этого летчик, офицер, воевавший в Афгане, сделал заявление, что действительно летчикам приказывали бомбить и расстреливать с самолетов военнопленных советской армии.
          Агрессивная внешняя политика России морально изуродовала целое поколение молодых людей в стране.
          Забывают в России и о том, что в ней существует еще один, четвертый вид терроризма – неонацистский, позорный для «страны, победившей фашизм»! История его восходит к далекому уже 1981 году, когда коммунистические власти в Польше для защиты от рабочего движения «Солидарность», выступавшего за переход заводов и учреждений в управление и (фактически) в собственность трудовых коллективов, создали антисемитское и шовинистическое общество «Грюнвальд» (в память о победе объединенной польской и русской армии над немецкими «псами-рыцарями»), которое выдвинуло лозунг: «"Солидарность" должна быть польской!». Пропаганда в Польше и в СССР кричала, что «Солидарность» создана «сионистами» и финансируется ЦРУ. И вскоре же и в Советской России власти, панически боявшиеся «польской заразы», создали общество «Память» антисемитского и шовинистического направления. Но в конце 81-года по приказу из Москвы «Солидарность» удалось разгромить, и «Память» не потребовалась властям, ушла в тень. Когда в стране началась перестройка, «Память» вновь была востребована, и принялась натравливать обывателя на «врагов русского народа», активистов перестройки. При Ельцине из «Памяти» выползло РНЕ Баркашова и другие группы скинхедов. При Путине они уже начали террор против людей «кавказской» и «азиатской» национальности, не ленясь время от времени устраивать и антисемитские вылазки. При втором президентском сроке Путина их террор заметно усилился – в год от рук скинхедов стало погибать по несколько сот человек «неславянской внешности». Неонацистский, как и милицейский, террор стал результатом полной моральной деградации исполнителей этого террора. Их тоже обуревает острая мизантропия и жажда крови.
          Все четыре вида террора порождены как старым, так и новым образом жизни страны, как старыми, так и новыми властями, имеющими между собой много общего, прежде всего по части аморальности и бесчеловечности.
          Но вернусь к Чечне и чеченцам. Удивительно быстро забывается у нас недавнее прошлое. Примерно до 2005 года все правозащитники и большинство оппозиционеров понимали, что единственное радикальное средство избавиться от чеченского и псевдочеченского терроризма – это уйти из Чечни. Устраивались конференции на эту тему, обсуждалась она в демократическом интернете – и вот как обрубило. А ведь можно и должно сказать, что Россия не будет свободной страной до тех пор, пока свободной и независимой не будет и Чеченская республика Ичкерия.
          Недавно у нас либеральная оппозиция отмечала годовщину смерти академика Сахарова, без конца говорились всякие красивые пустые слова, и никто не вспомнил, что Сахаров выступал за право народов на самоопределение вплоть до отделения и требовал отменить сталинское деление республик на союзные, имевшие формальное право выходить из СССР, и автономные, такого права не имеющие. Если бы это его требование было реализовано, то Чечня получила бы право на отделение, и Ельцин в этом случае не решился бы на вторжение: западные страны получили бы тогда юридическое право помогать чеченцам.
          Сейчас от российских экспертов по Кавказу можно услышать, что чеченцы уже не мечтают о независимости. Но в Англии только что опубликована книга историка Оливера Буллоу «Пусть наша слава будет великой», который в качестве корреспондента «Рейтер» много путешествовал по Северному Кавказу. И в интервью для «Радио Свобода» он в частности сказал: «Все чеченцы, с которыми мне приходилось говорить, хотят независимости от России. Очень редко можно встретить чеченца, не желающего своей стране независимости. Многие из них говорят, что если добиться ее сейчас невозможно, они добьются этого лет через 50. Я говорил с местным милиционером, служившим в российском министерстве внутренних дел. Он мне сказал: «Сейчас у нас недостаточно сил, чтобы добиться независимости, но через 50 лет мы будем независимыми». Мне представляется, что в России это не осознают», - заключает Буллоу.
          Не хотят осознавать в России, что чеченцы - народ великого мужества и свободолюбия. Более трехсот лет чеченцы сопротивляются российской агрессии, и ничто их не сломило. Русский националист Солженицын в «Раковом корпусе» пишет, что в ссылке депортированные чеченцы держали себя лучше всех: самоотверженно помогали друг другу, без устали трудились и единственные не боялись оперативников МВД. Те их боялись! Вспомним и шедевр Льва Толстого «Хаджи Мурат». С каким глубоким уважением он пишет о чеченцах. Мало кто знает в России и о том, что чеченцы - единственный народ на просторах российской империи и один из немногих в мире, который уже более 300 лет живет без дворянства и аристократии, без крепостничества. Мир может гордиться таким народом.
          Конечно, уйти из Чечни теперь будет сложнее, чем до прихода Путина. Надо будет освободить Чечню и от путинского вассала Кадырова, чтобы он там не устроил маленького Афганистана, и постараться сделать так, чтобы Чечней не завладели исламистские радикалы. Но все это может быть сделано, если в Российской Федерации установится по-настоящему гуманный и демократический строй, а общество избавится от имперского, великодержавного сознания.
          Предчувствуя, видимо, крушение нынешнего режима, его сторонники начинают говорить о том, что Россия не сможет существовать без имперского духа, который был, мол, ее идейной и духовной скрепой, основой. Да, был, как был он присущ и народам всех других империалистических стран. Но все империи рухнули, а народы бывших метрополий здравствуют и быстро избавились от имперского сознания. Англичане после Второй мировой войны добровольно освободили свои колонии. Французы нашли в себе силы уйти из Алжира, который они считали своей заморской территорией, и, выводя войска, вывезли одновременно во Францию более миллиона французов, живших в Алжире в течение нескольких поколений. Португалия ушла из Анголы. Времена империй и колоний закончились.
          Еще легче можно избавиться от милицейского терроризма. Для этого надо милицию формировать преимущественно из срочников путем мобилизации и/или по контракту на определенное время, за исключением кадров, которые должны быть профессиональными: следователи, юристы, техники, эксперты-криминалисты. Участковые милиционеры должны избираться населением районов, как шерифы в США. Такая милиция не будет постепенно отслаиваться от народа и морально деградировать. Еще в большей степени такой принцип необходим и для формирования корпуса надзирателей в местах заключения, где опасность деградации и ожесточения много выше, чем в милиции. Ну и, разумеется, страна не должна вести завоевательные войны и, стало быть, иметь необходимость посылать милицию усмирять завоеванные народы.
          Для избавления от лубянского терроризма необходимо, очевидно, полное обновление кадрового состава органов госбезопасности. Прекрасный пример тут преподали чехи и словаки. После падения в 1989 году просоветского режима новое правительство в первые же дни «бархатной революции» издало приказ: «Все работники бывших органов безопасности должны запереть свои кабинеты, сдать ключи и личное оружие и разойтись по домам».
          Вместе с ликвидацией лубянского терроризма автоматически исчезнет и терроризм неонацистский.
          Но для всего этого необходимо решить очень трудную задачу установления в стране гуманного и демократического строя, который, по моему мнению, уже известному многим моим читателям, невозможно в России установить в условиях капитализма. Капитализм оказался несовместим с реалиями России. Они уродуют и губят друг друга. В частности, население России в результате внедрения капитализма начало бурно вымирать. С 1992 года оно уменьшилось уже на 30 с лишним миллионов! Строй, который мог бы спасти Россию, развивается на Западе в виде отдельных анклавов последние 30-40 лет. Но его в упор не хочет видеть элита российской интеллигенции, продолжающая верить во всемогущество капитализма. Так что света в конце пресловутого тоннеля пока не видно.


ВАДИМ БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ


08.04.2010



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022702932357788