Вестник гражданского общества

03.04.2009

Заявления правозащитников в связи с нападением на Льва Пономарева

Лев Пономарев после избиения. Фото с сайта "Новой газеты"

О нападении на Льва Александровича Пономарева
Поздно вечером 31 марта около подъезда собственного дома цинично и демонстративно избили нашего друга Льва Пономарева, одного из самых блестящих, смелых, энергичных и эффективно действующих правозащитников России, руководителя Общероссийского движения "За права человека", члена бюро Демократического движения "Солидарность".
Причин для ненависти ко Льву Пономареву со стороны отдельных обиженных им представителей силовых кругов и членов различных фашиствующих организаций множество.
О каком бы серьезном нарушении прав человека в последние годы в нашей стране ни шла речь: похищение и убийства людей и расстрел митинга в Дагестане, расследования избиений ОМОНом около 1000 человек в башкирском городе Благовещенске, расследование беззаконий в существующих в стране пыточных колониях, организация митингов протеста против убийства адвоката Станислава Маркелова, многолетняя борьба за освобождение российских политзаключенных – Игоря Сутягина, Валентина Данилова, Зары Муртазалиевой, Заурбека Талхигова, Алексея Пичугина, организация общественных слушаний по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, организация движения "Жилищная солидарность", проведение десятков митингов и пикетов - во всех этих и десятках других событий и дел участие Льва Пономарева было решающим.
Мы благодарны всем, кто сейчас звонит и спрашивает о состоянии Льва Пономарева и выражает ему сочувствие и поддержку.
Это нападение стоит в длинном ряду нападений и покушений на общественных и политических деятелей, журналистов и правозащитников.
Мы требуем от властей не многословия, а реального расследования нападения на Льва Пономарева и реального сотрудничества с правозащитными организациями в защите прав и свобод человека в России.

Юрий Самодуров, священник Глеб Якунин, Леонид Баткин, Любовь Башинова, Евгений Ихлов, Дмитрий Пысларь, Эрнст Черный, Николай Гудсков, Андрей Налетов, Светлана Чувилова, Дмитрий Краюхин, Вероника Каткова, Михаил Кригер, Владимир Степанов, Ирина Скворцова, Ильдар Исангулов, Руслан Бадалов, Надир Фаттяхетдинов, Дарья Масленикова, Владимир Шаклеин

01.04.2009


Заявление "Мемориала"
31 марта 2009 года в Москве был жестоко избит известный правозащитник, исполнительный директор Движения "За права человека" Лев Александрович Пономарев.
Поздно вечером, когда Пономарев, возвращаясь со встречи с депутатом ПАСЕ Сабиной Лойтхойзер-Шнарренбергер, припарковал машину во дворе своего дома, на него напали несколько человек без особых примет, по виду - от 30 до 40 лет. Ничего не говоря, они стали избивать его ногами. Пономарев держал в руках два мобильных телефона - один нападавшие разбили, другой отобрали. На крики Пономарева выбежал консьерж, и нападавшие скрылись.
Нет оснований сомневаться в том, что нападение на Льва Пономарева связано с его общественной активностью. Его выступления в защиту прав человека вызывали весьма острую реакцию федеральных органов власти, - в частности, таких, как Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная служба исполнения наказаний. Одна из этих структур направляла в Федеральную службу безопасности материалы, в которых Пономарева обвиняли в "экстремизме", - дело было прекращено на этапе проверки. Руководитель другой структуры добился возбуждения против Пономарева уголовного дела по обвинению в клевете, - дело было прекращено по реабилитирующим обстоятельствам.
Реакция на деятельность Льва Пономарева этим отнюдь не ограничивалась. На пресс-конференциях с его участием неоднократно устраивали провокации. В ходе последнего такого инцидента был избит журналист Орхан Джемаль, успевший заметить, что избивших его увез на своей машине депутат Государственной Думы Сергей Абельцев, курирующий в Думе деятельность ФСИН. Ещё в декабре прошлого года Пономарев отмечал за собой слежку. Тогда же "неустановленные лица" пытались предпринять против него провокацию, предлагая якобы "секретные документы". В предшествовавшие нападению дни неизвестные дважды прокалывали шины и свинчивали ниппели с колес его автомобиля.
Мы не можем с уверенностью утверждать ни кто именно избил Льва Пономарева, ни кто организовал это преступление. Очевидно, однако, то, что оно стало звеном в цепи нападений на общественных деятелей, журналистов и адвокатов. За редким исключением, такие нападения, совершавшиеся в последние годы, не были расследованы должным образом. Когда же речь идёт об угрозах в адрес общественных активистов, расследование, как правило, вообще не проводится. Если причастность властных структур к нападению на Пономарёва требует доказательства, - то обстановка безнаказанности, сделавшая возможными подобные нападения, несомненно, порождена нынешней российской властью.
Очевидно также, что за совершенными за последние годы нападениями на правозащитников, журналистов, адвокатов, оппозиционеров стоят разные силы. Но все эти силы объединяет желание уничтожить независимое гражданское общество, лишнее в системе "управляемой демократии".
Мы требуем эффективного расследования нападения на Льва Александровича Пономарева.
Мы требуем покончить с безнаказанностью тех, кто совершает подобные преступления, - безнаказанностью, сделавшей возможным террор против общественных активистов в России.

Международное общество "Мемориал"
Правозащитный Центр "Мемориал"
Центр развития демократии и прав человека
Центр "Демос"
Молодежный центр прав и свобод человека и правовой культуры

01.04.2009


Открытое письмо Сергея Ковалева президенту Медведеву
Господин Президент!
В ночь с 31 марта на 1 апреля 2009г. был жестоко избит Лев Александрович Пономарев, в прошлом депутат Верховного Совета РСФСР, затем Государственной Думы РФ, весьма известный в стране и за ее границами общественный деятель, демократ, имеющий высокую и неоспоримую репутацию в правозащитном сообществе.
Ни у кого не возникает сомнений, что эта расправа заведомо носит политический характер. Увы, политически мотивированное насилие, сплошь и рядом даже и убийства, стали у нас заурядной обыденщиной. Я не стану напоминать Вам длинный и скорбный список политических расправ – Ваши помощники легко могут предоставить его Вам во всех подробностях.
Но вот что бросается в глаза – когда политические мотивы расправы очевидны, жертва ее всегда критик или оппонент власти.
Отчего бы это, господин Президент, как Вы думаете?
Я не буду сейчас рассматривать подозрение о прямом участии государственных спецслужб в таких расправах. Хотя гражданское общество не только вправе, но и обязано иметь в виду такие подозрения (уж слишком упрямо наталкивает на них отечественная история), но это отдельная, весьма сложная, да еще и нарочито запутанная проблема.
В этом моем обращении к Вам, господин Президент, мне достаточно пока гораздо более мягкой для вашей власти версии – вполне возможно, что Льва Пономарева избили фашиствующие бандиты. Ну уж точно не уголовники: во-первых, уголовники относятся к власти более, чем прохладно, это уж Вы мне поверьте, а во-вторых, Лев Александрович широко известен, в том числе и по тюрьмам, как очень энергичный (и подчас небезуспешный) борец против произвола и злоупотреблений в пенитенциарной системе.
Итак, весьма вероятно, что фашисты? Но вот вопрос – за что же они так любят вашу власть, господин Президент? Неужели это Вас не смущает? Неужели мы возвращаемся – и даже довольно быстро – в памятную эпоху "социально чуждых" и "социально близких"? "Социально чуждые", понятное дело, мы, как ни назови – либералы, оппозиция, правозащитники, "диссиденты", независимые гражданские активисты. Это естественно. Я, например, и не подумаю расстаться с привилегией быть чужим для нынешней нашей политической элиты. Но вот эти подонки, которые избивают по дворам и расстреливают по подъездам, они ведь снова уже прочно вошли в список ваших "социально близких".
Я не буду приводить здесь очевидные примеры циничного попустительства бандитам, этих примеров много, они общеизвестны, не стану загромождать ими короткое открытое письмо.
Вот потому-то и любят они вас, что попустительство это без слов, без неуместных откровенностей сталинской эпохи, но с предельной ясностью, доступной злобному, тупому ублюдку, выразительно демонстрирует глубокую внутреннюю близость, почти полное тождество ваших с ними повадок и оценок.
Что уж тут задумываться, наблюдая, например, как расследовалось благовещенское дело об избиении милицией и пытках нескольких сот жителей (кстати говоря, Л.А.Пономарев играл едва ли не главную роль в попытках заставить власть серьёзно заняться расследованием)? В любом цивилизованном государстве при куда более мелком случае полицейского произвола закачалось бы правительство, а наш (т.е., простите, ваш) Нургалиев получает себе чины и награды и в ус не дует.
В какой еще стране был бы утвержден в статусе члена парламента человек, чье обвинение в варварском политическом убийстве не было бы опровергнуто в суде?
А вот и судебный случай – два государственных (вестимо, очень специальных) служащих РФ взорвали в Катаре автомобиль, убивши при этом мужчину и ребенка. Были судимы, осуждены и, по просьбе России выданы ей для отбывания наказания на родине. В Москве патриоты были встречены с немалым почётом. А вот где же они отбывают постановленное приговором наказание, хотелось бы знать? Мне-то кажется, что скорее мы нашли бы их в списках секретно награжденных, нежели арестантов.
Ну и стоит ли нашим доморощенным фашистам сомневаться, что уж они-то – "социально близкие"? Разумеется, впрочем, "что позволено Юпитеру, то не позволено быку", но это-то они отлично понимают – полоний в Лондон не повезут и тротил в Катар тоже.
Торжественной Вашей патетике насчет свободы, которая лучше, чем несвобода, мало кто верит, господин Президент, убедительнее были бы дела, да вот с ними-то как раз как-то все наоборот. Вопреки пафосу речей (а, может быть, и совместно с пафосом) наша политическая практика пробуждает в обществе отвратительные тенденции; теперь уж и не разберешь, где там спецслужбы, а где просто фашисты. Тогда понятие Закон ассоциируется с лицемерием. Это катастрофически опасно – преступно не понимать, к чему это ведет. И в этом всегда повинна власть.
Побеспокоив Вас я вовсе не надеялся, будто мое письмо может что-либо изменить. Но я думаю, однако, что простые вещи всегда должны быть произнесены открыто.

03.04.2009

Грани.Ру





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019068002700806