Вестник гражданского общества

23.03.2009

Администрация колонии ЛИУ-15 подала иск против журналистки Елены Маглеванной

26 марта 2009 года в 14.00 в Кировском районном суде города Волгограда состоится судебное заседание по делу Зубайра Зубайраева – заключенного из Чечни, подвергаемого пыткам в волгоградской колонии ЛИУ-15. Администрация колонии в лице начальника А. И. Мансветова подала гражданский иск «о защите деловой репутации» против Елены Маглеванной - журналиста, написавшего несколько статей об издевательствах сотрудников колонии над Зубайраевым, обвинив ее в клевете и подделке доказательств, а самого Зубайра – в членовредительстве, и потребовала опровержения сведений об истязаниях и компенсации морального ущерба. Заседание суда будет открытым. 


Елена Маглеванная 

Речь, подготовленная Е. Маглеванной для суда
Вместо последнего слова
Тюрьмы и зоны в России превратились в концлагеря. Сообщения о пытках и издевательствах – часто превосходящих то, что творили гитлеровцы – уже стали нормой. А положение узников-чеченцев особенно тяжелое – так как сотрудники колоний часто набираются из получивших боевое крещение в Чечне, приобретенный там опыт садизма и ненависть к чеченцам они переносят на место новой работы. Так, в Коми крайне тяжело больному, нуждающемуся в операции Заурбеку Талхигову – пытавшемуся спасти заложников на Дубровке – не просто не оказывают медпомощи, но с середины декабря держат в ледяном карцере. В Томске натравливали караульных собак на еще одного зэка-чеченца – Ислама Таипова. В самарской колонии Алихану Гудаеву ударами дубинки сломали позвоночник, оставив навсегда инвалидом.
Зоны родной мне Волгоградской области, патриотом которой я являюсь особенно, также имеют репутацию пыточных. Судьба Зубайра Зубайраева – ярчайший пример, получивший международную известность. Фотографии этого молодого парня обошли мир и все правозащитные организации, следы полученных им пыток позорят весь наш народ. Беды Зубайраева начались с прибытия в Волгоградскую область. Его избивали, ему прокалывали ноги железными заточками работники 25-й колонии. Когда об этом узнала общественность, удалось добиться перевода Зубайра в 15-ю колонию Волгограда – якобы для лечения, но здесь его муки не прекратились. Их усилило уже начальство колонии, неоднократно Зубайраев был жестоко избит. У меня нет родственников-чеченцев, но я пацифистка и считаю непорядочным молчать, когда беззащитных пытают в моем городе. Я никого не оговариваю и прошу провести экспертизу полученных Зубайраевым травм. Если волгоградские колонии первыми прекратят издевательства, то все мы вместе только обрадуемся безупречной репутации области.
Человек приговаривается к лишению свободы, а не к пыткам, калечащим его и унижающим человеческое достоинство. Кто будет кормить двоих крошечных детей Зубайраева и его тяжело больную мать, если он выйдет инвалидом или погибнет?
Сейчас в Страсбургском суде рассматривается дело троих чеченцев, которых истязали у нас в Волгограде. Давайте не допускать нового позора, я горячо надеюсь, что и наш суд не уронит чести и объективно рассмотрит это дело.
Тем более что худшее ведь не в том, что у нас в стране пытают чеченцев. В наших лагерях смерти пытают и доуничтожают Россию. Шурупы загоняют в сухожилие России, позвоночник перешибают России.
Более полувека был возможен ГУЛАГ, потому что физически и технически возможен был «железный занавес». Сейчас любое злодейство над человеком в секунды становится достоянием мира. Злодейства в многострадальной Чечне и издевательства над десятками тысяч военнопленных-чеченцев, умирающих под пытками в российских лагерях, аккумулируют всеобщую ненависть всех «нерусских» и нормальных русских против империи. Хотя бы на краю гибели мы должны бы прозреть и попытаться трансфрмироваться в цивильное содружество равноправных народов России. Тогда, возможно, храбрые и генетически верные долгу и клятве чеченские парни охраняли бы наши границы. Во всех странах, где есть чеченцы (Иордания, Сирия, Турция), они составляют костяк военного руководства этих стран. Разве не повод хотя бы на секунду задуматься нашим госуправителям?
Кроме того, Чечня сегодня – показатель того, как Кремль относится ко всем народам.
Ну нежели это непонятно?!
Потому разгорается партизанская война по всему большому Кавказу. В Дагестане уже идёт полномасштабная война с применением артиллерии и авиации, акции массового саботажа набирают обороты по всей России. СМИ кремлёвской «вертикали» позорно молчат или нагло врут по поводу политической обстановки в трещащей по швам стране.
Ну неужели нужно дойти до тотального взаимоубийственного хаоса в империи, чтобы опомниться?!
Нередко на частном жизненном примере можно делать глобальные обобщения, моделировать вероятные или неизбежные общественные процессы. В медленном убийстве Зубайра Зубайраева я вижу масштабы грядущих катаклизмов моей страны. Мы становимся обществом будановых и чикатил в глазах всего мира, и прежде всего – в глазах нормальной части неоскотиненного российского общества. Те, кто куёт в лагерях смерти жестокую погибель страны, не могут иметь чести и достоинства, которые я могла бы ущемить. Мне страшна бессмысленная гибель моей страны, поэтому не боюсь кары судебной.
Считаю, что суд поступил бы справедливо, если бы, отказав истцам, в частном определении вынес приговор всей нашей лагерной системе, насквозь пронизанной человеконенавистничеством. Это стало бы великим прецедентом в стране, а судьям зачёт поставила бы История.

Елена Маглеванная

Вестник Civitas





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020465135574341