Вестник гражданского общества

26.10.2015

Трагедия на Дубровке: 13 лет вопросов без ответов

Фото из Twitter Михаила Емельянова
 
Сегодня, 26 октября исполнилось 13 лет со дня штурма Театрального центра на Дубровке в Москве, захваченного группой вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. В результате операции по освобождению заложников 130 человек из них погибли.
 
Цветы у Театрального центра на улице Мельникова начали появляться еще 23 октября - в день захвата здания.
 
Сегодня, 26 октября, на Дубровку пришли  близкие погибших, бывшие заложники, жители Москвы, а также представители общественности и столичных властей.
 
Памятное мероприятие провела региональная Общественная организация содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост". Оно началось с минуты молчания, затем выступили свидетели и очевидцы тех событий. После траурного митинга в небо запустили 130 белых воздушных шаров – по числу жертв трагедии.
 
На ступенях бывшего ДК стоят лампадки и фотографии погибших во время теракта. В память о всех жертвах трагедии прошла церковная поминальная служба.
 
Вечером 23 октября 2002 года 40 террористов ворвались в здание Театрального центра на Дубровке и захватили в заложники 914 участников и зрителей мюзикла "Норд-Ост". Террористы выдвинули требование: прекратить войну в Чечне. Три дня они удерживали заложников в театральном зале.  Ранним утром 26 октября началась спецоперации по освобождению заложников. Перед штурмом в зал был пущен газ, состав которого до сих пор остается засекреченным. Спасательная операция с применением газа обернулась гибелью 130 человек (по утверждению общественной организации "Норд-Ост", погибших было больше, 174 человека). Многие выжившие остались инвалидами.
 
В ходе штурма все террористы, как утверждали силовые ведомства, были убиты, и скрыться не удалось никому.
 
Объективного расследования обстоятельств операции по освобождению заложников добиться не удалось.  
 
У выживших заложников и родственников погибших остались вопросы к российским властям, которые до сих пор остаются без ответа. В частности, власти не обеспечили для освобожденных людей своевременную квалифицированную медицинскую помощь. В результате одной из основных причин большого числа погибших явились неверно организованные вынос и эвакуация находящихся без сознания от заложников, когда у них были перекрыты дыхательные пути, что вызывало асфиксию.  Данные о газе, примененном во время операции по освобождению заложников на Дубровке, были засекречены, так что врачи, боровшиеся за жизни  пострадавших от газа людей, не знали, какой антидот им нужен. Кроме того, власти не организовали надлежащего расследования обстоятельств трагедии.
 
В 2011 году Европейский суд по правам человека, рассмотрев коллективную жалобу пострадавших в результате теракта на Дубровке, признал, что российские власти нарушили право на жизнь и на справедливое судебное разбирательство. Помимо назначения денежных компенсаций, Страсбург обязал Россию объективно расследовать обстоятельства проведения операции по освобождению заложников, во время которой погибли люди. Бывшие заложники и родственники тех, кто погиб при штурме, убеждены, что ответственность за многочисленные жертвы лежит не только на террористах, но и на российских властях. Однако Следственный комитет России отказался возбуждать уголовное дело.
 
В 2012 году Лефортовский суд Москвы признал незаконным отказ следователей в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, руководивших операцией по освобождению заложников во время теракта. Однако Мосгорсуд вскоре отменил это решение.
 
Затем Лефортовский суд во второй раз признал незаконным бездействие следствия по делу о рассмотрении жалобы защиты потерпевших и родственников погибших при теракте на Дубровке. Но Мосгорсуд снова отменил это решение.
 
В мае 2015 года в СК заявили, что расследование уголовного дела о захвате заложников в Театральном центре на Дубровке продолжается. Так в Следственном комитете прокомментировали слухи о том, что расследование, возобновленное в конце прошлого года в связи с арестом одного из предполагаемых организаторов этого теракта Хасана Закаева, завершено.
 
Об аресте Хасана Закаева и возобновлении в этой связи расследования дела о теракте на Дубровке Следственный комитет РФ объявил в середине декабря 2014 года. По его данным, 41-летний уроженец Чечни, который вместе с Шамилем Басаевым и Гериханом Дудаевым разработал план захвата заложников, находился в розыске 12 лет и был задержан при попытке въехать в Крым с территории Украины по поддельным документам.
 
Один из адвокатов, представляющих интересы жертв «Норд-Оста», Каринна Москаленко в блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» опубликовала сегодня заметку под названием «Раскрыты ли тайны дела «Норд-Ост»?» Публикуем ее в сокращении.
 
«Столько, сколько будут жить эти выжившие заложники и родные погибших, столько они будут искать ответы на вопросы, на которые власти не желают отвечать.
 
Прежде чем обратиться в Европейский Суд по правам человека, мы прошли с заявителями все национальные судебные инстанции, требовали возбуждения уголовного дела, в той части, где потерпевшие могли обосновать свои выводы о халатности, мародёрстве, неоказании медицинской помощи и прочих подобных фактах. Следствие занималось теми вопросами, которые относились к преступлению лиц, захвативших заложников, остальные вопросы наших доверителей они игнорировали. Так и не были установлены обстоятельства наступления смерти потерпевших, большинству из которых не была оказана неотложная медицинская помощь. Не установлено вещество, которое было применено в театральном центре на Дубровке. Это может звучать неправдоподобно для непосвященных, но так и не установлено точное число погибших (мы неоднократно приводили цифры, где следствие не может объяснить расхождение в десятки человек, погибших заложников, вывезенных от театрального центра).
 
Между тем, решением Европейского Суда по правам человека признано, что право на жизнь заложников было нарушено. Было признано, что оно было нарушено именно государством, то есть властями России, которые не обеспечили проведение спасательной операции надлежащим образом, и установлено, что люди погибли в результате плохой организации и несогласованности работы разных подразделений, не скоординировавших должным образом оказание медицинской помощи заложникам, находившихся под воздействием неизвестного до сего времени вещества, о котором только известно, что оно приводит к летальному исходу. Не потому ли это стало возможным, что вся энергия была направлена на то, как уничтожить террористов, и лишь в последнюю очередь, как организовать оказание помощи людям, находящимся в состоянии тяжелого отравления.
 
Нарушение права на жизнь было признано Европейским Судом и в той части, что надлежащего расследования по делу проведено не было. Не было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц, ответственных за проведение спецоперации и неотложных медицинских мероприятий, и в этой части решение Суда так до настоящего времени и не исполнено.
 
 Напоминаю правовую позицию Суда в части позитивных (процессуальных) обязательств по праву на жизнь. Позиция Суда (если упростить её для неюристов) в подобных случаях такова: коль скоро власти по каким-то причинам не возбуждают уголовное дело, не проводят надлежащего расследования — это значит, они сами виновны в нарушении права на жизнь (процессуальные обязательства государства по праву на жизнь). Такое решение Суда означает, что точка в деле ещё не поставлена. Если будет проведено надлежащее расследование, то могут выявиться и другие доказательства нарушения права на жизнь, допущенные со стороны властей. Государство же по этому делу упорно уклоняется от расследования в той части, которая относится к роли представителей властей и содержит множество противоречий, нестыковок, явные признаки сокрытия информации и иные доказательства недобросовестных действий властей.
 
В этом году мне довелось встретиться со следователем, который продолжает расследование по делу «Норд-Ост» применительно к некоторым другим лицам, так или иначе причастным к этому делу. Симпатичный и добросовестный человек, предоставивший мне все новые материалы. Но никакого расследования в отношении действий представителей властей он, разумеется, проводить не будет. Потому что такое дело, как это отмечено в решении Европейского Суда, никогда и не возбуждалось.
 
А пока мы делаем всё, что можем, все, что в наших силах. Заявители по-прежнему требуют исполнения этого решения Европейского Суда в полной мере. Теперь в Комитете Министров. Меморандумы Центра содействия международной защите поданные в интересах заявителей — на официальном сайте Комитета Министров и ждут своего рассмотрения».
 
Убитая в 2006 году в подъезде своего дома корреспондент «Новой газеты»  Анна Политковская активно занималась журналистским расследованием теракта на Дубровке. В своих публикациях в «Новой газеты»  она поднимала самый острый вопрос, о котором старались умалчивать другие СМИ, – кто и зачем организовал этот теракт.
 
Независимый воронежский журналист Дмитрий Воробьевский, который тоже занимался этой темой на уровне самиздата, в своем блоге в Живом журнале в 2012 г., в 11-ю годовщину трагедии, написал
 
«…в 2003-ем году (28 апреля и 22 декабря) были опубликованы две подробнейшие статьи Анны Политковской по данному, "табуированному" теперь, вопросу о причастности самой российской власти к организации "норд-остовского" теракта. В тех очень профессиональных, талантливых и по-настоящему сенсационных статьях (основанных на тщательно проверенных и подтверждённых разными источниками свидетельствах участника теракта в "Норд-Осте" и, одновременно, сотрудника российских "органов" Ханпаша Теркибаева, а также на его дальнейшей печальной судьбе) -- называющихся "Кто остаётся в живых" и "Программа защиты от свидетелей", -- Анна Политковская практически полностью доказала, что тот "норд-остовский" теракт был изначально организован российской властью в своих политических целях».
 


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.010902881622314