Вестник гражданского общества

20.06.2015

Итог ПМЭФ-2015: На реформы в России нет политической воли

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

В Санкт-Петербурге сегодня завершился 19-й международный экономический форум (ПМЭФ). Это уже второй форум после аннексии Крыма и ответного введения Западом экономических санкций против России. Как отмечают иностранные журналисты, на ПМЭФ-2015 было особенно заметно сокращение присутствия крупного западного бизнеса.

Согласно официальной информации, участвовать в ПМЭФ-2015 согласились накануне его открытия более 5000 человек из 110 стран. Оргкомитет мероприятия не предоставляет точных данных о том, сколько из них подтвердили свое присутствие на форуме.

Корреспондент DW, побывав в выставочных павильонах «Ленэкспо», где с 18 по 20 июня проходил ПМЭФ-2015, отметил, что к концу второго дня работы ПМЭФ на стойках главного павильона осталось несколько внушительных стопок с неразобранными программами форума на английском и русском языках, а в углу павильона - целая гору невостребованных подарочных портфелей с сувенирами.

Ректор московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов считает, что зарубежные участники приезжают в Санкт-Петербург, чтобы в первую очередь оценить, что происходит в РФ. «К сожалению, политическая и экономическая ситуация не повышают интерес к России, по крайней мере с точки зрения перспектив сотрудничества. Поскольку западные санкции и экономический кризис - не самые большие стимулы для того, чтобы весь мир собрался в России», - отметил Шаронов в комментарии для DW.

Член Совета по внешней и оборонной политике РФ Владимир Рыжков, приехавший на ПМЭФ в качестве независимого эксперта, считает, что «в последние два года, когда Россия оказалась практически в международной изоляции, можно говорить об очень скромном присутствии международного бизнеса».

«По моим наблюдениям, здесь почти нет американцев, очень мало европейцев, есть какое-то количество участников из Индии, Китая и арабских стран, но при всем к ним уважении это, за редкими исключениями, - не те люди, которые определяют развитие экономики в глобальном масштабе», - поделился с журналистами своими наблюдениями Рыжков.

Еще одно заметное отличие этого форума состоит в том, что его проигнорировали действующие лидеры государств и главы правительств. Единственным действующим политиком европейского масштаба на ПМЭФ-2015 оказался греческий премьер Алексис Ципрас. Костяк зарубежных делегаций составили важные персоны с приставкой «экс». В павильонах «Ленэкспо» были замечены: экс-канцлер ФРГ Герхард Шрёдер, бывшие премьер-министры Великобритании, Франции, Финляндии и Италии - Тони Блэр, Франсуа Фийон, Эско Ахо и Романо Проди, а также экс-президент Чехии Вацлав Клаус. Фийон, Проди, Клаус и Шрёдер являются членами «Валдайского клуба», одна из основных целей которого - улучшение имиджа России за рубежом. В рамках нынешнего ПМЭФ «валдайцы» обсуждали смещение фокуса глобального развития экономики с Запада на Восток.

Вместе с тем российские экономические эксперты не склонны преувеличивать значимость возросших контактов с Юго-Восточной Азией. «Конечно, у нас в стране есть горячие головы, которые хотят вместе с Китаем воевать против Америки. Но я надеюсь, что до такой глупости не дойдет», - считает директор Института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг. По его мнению, России следует налаживать и поддерживать экономические связи как в восточном, так и в западном направлении, избегая геополитических перекосов.

Между тем, два дня на нескольких секциях ПМЭФ его участники обсуждали в разных вариациях один тот же вопрос: как вернуть экономике России рост и где найти для этого ресурсы.

Все рекомендации ведущих экономистов и финансистов свелись к тому, что государство должно эффективнее сокращать свое присутствие в экономике.

Государство в России – и законодатель, и арбитр, и коммерсант - и никак не может определиться, какая из трех ипостасей ему важнее, заявил сопредседатель «Деловой России» Назаров. Если правила игры, кроме государства, устанавливать некому, то его присутствие в сфере контроля можно бы и подсократить, не говоря о присутствии в экономике, считает Назаров: «Иначе как в игре: знаешь, какие карты будут, и сам этими картами обладаешь. Похоже немножко на шулерство».

Совет по повышению конкурентоспособности от предпринимательского сообщества выглядит так:
- снижение административных издержек («издержки от коррупции, административных барьеров сопоставимы с уровнем налоговой нагрузки»);
- умерить пыл ФАС, у которой 36% дел – в отношении малого и среднего бизнеса («не верится, что малый бизнес может что-то где-то монополизировать»);
- улучшать юрисдикцию («наша уголовная политика распугивает людей»).

«Нас часто спрашивают – чего суетесь в малый и средний бизнес, займитесь крупняком. А почему мы должны забыть о малом и среднем бизнесе? Это та почва, на которой должна вырастать экономика», – объяснил внимание ФАС зам. руководителя ФАС Андрей Цариковский.

Более 50% дел ФАС – нарушения органов госвласти по отношению к малому и среднему бизнесу, рассказал Цариковский: «Телефон правительственной связи стараюсь уже не поднимать, потому что, как правило, звонит кто-либо из замминистров и опять просит не привлекать его к административной ответственности». У государства и госмонополий – громадный кусок ресурсов и обеспечение к ним доступа малого и среднего бизнеса позволит создать реальную, а не мнимую конкуренцию, – это и есть миссия ФАС, сказал он.

В результате 80 лет социализма Россия получила запредельно централизованную структуру, в которой понятие конкуренции не существует, а образ предпринимателя – глубоко отрицательный, посетовал Цариковский. «Мы получили крайне каменистую почву и стали высаживать растения в индивидуально выкопанные лунки, создавать госкорпорации, - продолжил он сравнение, – тогда как более эффективным способом было бы создание плодородного слоя – малого и среднего бизнеса».

Решающее значение имеют реформы в области права, уверен научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин: «Нужно начать серьезную работу по подчинению этих органов закону».

Бывший министр финансов, а ныне политик Алексей Кудрин главной проблемой экономики считает превалирование госкомпаний. Еще будучи министром финансов и вице-премьером, он видел опасность в увеличении доли государства в экономике, особенно сильное после кризиса 2008 г., о чем много раз говорил.

Ресурсы в экономике уже есть, считает Кудрин, главный источник для инвестиций – это сбережения, их 24–25% ВВП, а инвестиций только 17–18% ВВП. «То есть ресурсы есть, но не инвестируются в России», – заключил он. Рецепты, как это исправить, тоже известные - снижение административного давления на бизнес, улучшение делового климата.

Для подъема экономики нужны дешевые кредиты, заявил действующий министр финансов Антон Силуанов. Дешевыми кредиты будут, когда снизятся ставки, а к снижению ставок приведет снижение инфляции, объяснил он и в очередной раз предостерег от искушения увеличивать бюджет. «Сейчас нельзя свалиться в инфляционную спираль и увеличивать расходы за инфляцией. Это ошибка. Мы не можем себе позволить тратить столько, сколько тратили при нефти по $100 за баррель», – призвал он. «И вообще, может быть, было ошибкой, что при нефти по $100 тратили все нефтедоходы и в итоге получили то, что получили», - заметил министр финансов.

О том, что самым эффективным «монетарным стимулом» экономики может быть снижение инфляции, рассуждала и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Отвечая на вопрос о возможности применения ЦБ контрциклической политики, она заметила, что в таком случае ее надо было применять и до начала кризиса.

При сохранении цен на нефть на нынешнем уровне правительству предстоит существенно сократить расходы или держать бюджетный дефицит на уровне 2,5–3% ВВП, - так обрисовал проблему президент «ВТБ 24» Михаил Задорнов. Такой дефицит год-полтора можно финансировать за счет резервного фонда, затем остается только два источника – либо приватизация, либо заимствования. Внешние рынки ближайшие два года закрыты, а на внутреннем масштабные займы государства приведут к тому, что для всех остальных ресурс уменьшится и займы подорожают. «Поэтому в рациональной экономической политике выход только один – это дополнительное сокращение расходов», – поддержал он Минфин.

На сокращение социальных расходов – а других не осталось – власть вряд ли пойдет, считает первый зампред Госдумы Александр Жуков. Есть огромный неиспользованный ресурс – приватизация, программа которой так ни разу и не была выполнена, указал он. А еще можно использовать для финансирования дефицита бюджета инфляции выпуск госбумаг с косвенным – через вторичный рынок – участием в их выкупе Центробанка. В том, что эмиссионное финансирование приведет к всплеску инфляции, Жуков сомневается: «Я, честно говоря, пока не видел строгого научного доказательства жесткой связи между этими двумя параметрами».

Ничего выдумывать не надо, считает управляющий партнер PwC Russia Игорь Лотаков: для развития конкуренции уже все обсуждено и предусмотрено. Просто надо реализовывать те дорожные карты, которые приняты, и по снижению доли государства в экономике, и по сокращению его контрольных функций. Бизнесу тоже нужно критически пересмотреть модель своего развития, посоветовал Лотаков, она была актуальна в экономических условиях, которых больше не будет.

«Мы находимся на спаде инвестиционного цикла, рецепт – бюджетное стимулирование. Но одновременно мы под влиянием внешних шоков, и нужна бюджетная консолидация – т.е. прямо противоположное. Так, может, не будем метаться?» – предложил председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Федоров. Его совет: решать те вопросы, которые можно решить «прямо сейчас». Что именно – Федоров не уточнил, но успех гарантировал: поскольку правительство поставлено под контроль парламента, это главная гарантия, что реформы будут проведены успешно, объявил депутат.

Пока отечественные экономисты и политики обсуждали пути преодоления кризиса в условиях санкций и снижения цены на нефть, наш президент Владимир Путин заявил, что прогнозы о глубоком экономическом кризисе в России не сбылись. По его словам, экономика страны имеет большой запас прочности. «Еще в конце прошлого года нам предрекали глубокий экономический кризис. Этого не произошло. Мы стабилизировали ситуацию, погасили негативные колебания конъюнктуры и уверенно проходим через полосу трудностей», — сказал глава государства в своей речи на ПМЭФ-2015.

Путин также рассказал, каким образом преодолевает последствия санкций. «Вновь повторю: на внешние ограничения мы отвечаем не закрытием экономики, мы отвечаем расширением свободы, повышением открытости России», — подчеркнул он. При этом президент подтвердил приверженность курсу на импортозамещение, который был взят после введения санкций странами Запада.

Александр Афанасьев, председатель правления Московской биржи, считает, что самое интересное как на форуме, так и в выступлении Путина — это то, что все много говорили о реформах. «Я услышал, что президент привержен открытости рынка, и это главное. Не думаю, что Путин или кто-то другой всерьез считают, что кризис пройден. Это сложный термин, кризисом обычно называют резкое падение, затем начинается стагнация, но окончанием кризиса можно называть только рост, причем не восстановительный, а фундаментальный. Никто не говорил о том, что у нас в экономике начинается бурный рост, следовательно, никто не говорил, что кризис пройден. По мнению многих, миновала острая фаза, я не макроэкономист и не хочу об этом рассуждать, но кризис никуда не ушел», — сказал Афанасьев в интервью РБК.

Самые яркие и запомнившиеся заявления на ПМЭФ-2015 прозвучали в первый день форума. Это были выступления главы Комитета гражданских инициатив, экс-министра финансов Алексея Кудрина и главы Сбербанка Германа Грефа во время панельной сессии «Экономика: честные ответы на злободневные вопросы».

«Если говорить о том, где мы сейчас находимся с точки зрения роста, — мы находимся в середине шторма. Вот первый квартал всех немножко успокоил. Показатели были действительно лучше, чем все ожидали. И многим показалось и были сказаны слова, что мы прошли пик или находимся уже на излете кризиса. Второй квартал покажет, что это не так», - сообщил Алексей Кудрин. И вдруг неожиданно предложил: «Почему бы нам не приблизить выборы президента и объявить новую программу реформ?». После этого новому главе государства «с новым мандатом доверия» было бы проще проводить реформы, заявил Кудрин. По его словам, на эту идею его натолкнуло изучение программы «100 шагов» президента Казахстана Нурсултана Назарбаева: «Я обратил вдруг внимание, что Назарбаев передвинул выборы».

Это высказывание стало не единственным провокационным и неожиданным заявлением, прозвучавшем на форуме. Герман Греф тоже выступил с огоньком:

«Антикризисная программа хороша, но она была хороша в конце прошлого года, а мы находимся в середине текущего. Диссонанс моего восприятия связан с этим. Мы все время обсуждаем ситуацию, которая была вчера, но никто даже не пытается обсуждать ситуацию нашего будущего, где мы будем завтра, где будет наша экономика, в конце концов, где будут наши дети. В эпоху, когда мы видим грандиозный отток капитала из страны и, самое страшное, грандиозный отток интеллектуального капитала из страны. Мне кажется, что сейчас наиболее актуально, наиболее злободневно перенесение фокуса внимания туда. Как мы отвечаем на эти вызовы. А не на то, что слава богу — повезло, будет всего-навсего минус три, а может, в следующем году начнется какой-то рост».

В завершение сессии про «честные ответы на злободневные вопросы» Герман Греф спросил у иностранных гостей, верят ли они, что реформа госуправления в России может быть успешной. На голосование было поставлено 4 варианта ответа: «Будет успешной, если четко следовать плану реформирования», «Будет успешной, но займет долгие годы», «Нет, не будет успешной» и «Реформы не будет – не хватит политической воли».

Ответ гостей шокировал Грефа, но вызвал оживление в зале. 48,2% выбрали вариант «Реформы не будет – не хватит политической воли», еще 17% ответили, что реформа не будет успешной, 20,5% ответили, что реформа «будет успешной, но займет долгие годы», и лишь 14,3% голосовавших верят, что реформа госуправления в России может быть успешной.

Как и следовало ожидать, официальные российские СМИ отрапортовали о небывалых успехах завершившего свою работу 19-го международного экономического форума. Так заголовок ТАСС выглядит следующим образом: «ПМЭФ-2015. Итоги форума, побившего все рекорды».
ТАСС уполномочен заявить: «Как сообщил ответственный секретарь Оргкомитета Антон Кобяков на итоговой пресс-конференции ПМЭФ, в рамках форума было подписано 205 соглашений на сумму более 293,4 млрд руб. Он добавил, что 120 стран направили на форум своих представителей."В форуме приняли участие более 10 тыс. человек, это беспрецедентное количество гостей, никогда ранее мы не фиксировали такого интереса", - подчеркнул Кобяков. По его словам, на форум были аккредитованы около 2 тыс. журналистов, что стало рекордом за всю историю ПМЭФ».

Между тем, независимое информационное агентство Meduza пишет: «Судя по словам Кобякова, по объему контрактов ПМЭФ стал одним из самых скромных за последнее время. В 2014 году на форуме были заключены контракты на 400 миллиардов рублей, а годом ранее — на 10 триллионов (за счет сделки «Роснефти» с Китаем на 270 миллиардов долларов). В 2012-м были заключены контракты на 300 миллиардов, в 2011-м — на 200 миллиардов».

Как сказал на том же ПМЭФ-2015 управляющий директор инвестиционного банка Citi в России, Казахстане и на Украине Иракли Мтибелишвили: «Мы становимся чемпионами мира по очковтирательству».


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.02609395980835