Вестник гражданского общества

23.10.2014

«Норд-Ост»: 12 лет лжи и безнаказанности

Доска с фотографиями погибших в результате штурма на Дубровке. Фото: "Кавказский Узел"

12 лет назад, 23 октября 2002 года, террористы захватили более 900 заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве во время представления мюзикла «Норд-Ост». Около 50 вооруженных человек ворвались в театральный центр на Дубровке, когда шло второе действие мюзикла. Зрителям и труппе объявили, что они являются заложниками. При этом террористы разрешили людям воспользоваться мобильными телефонами, чтобы сообщить родным о захвате и о том, что за каждого убитого или раненого боевика террористы будут расстреливать по 10 человек из числа заложников. Позже прозвучало основное требование террористов к властям России о прекращении военных действий на территории Чечни и выводе федеральных войск из республики.

В следующие два дня политики, журналисты и общественные деятели с санкции властей вели переговоры с террористами, в результате которых удалось освободить несколько десятков заложников и обеспечить оставшихся в зале минимумом продуктов и медикаментов. Но российские власти, прервав переговоры, организовали штурм с применением газа, состав которого до сих пор засекречен. Все террористы были уничтожены, а спасательная операция обернулась гибелью 130 заложников.

Рано утром 26 октября начался штурм здания, перед началом которого спецслужбы пустили в зрительный зал неизвестный отравляющий газ. Его использование власти объясняли необходимостью предотвратить взрывы бомб и "поясов шахида", надетых на террористок-смертниц. Хотя примененный газ имел цвет, запах, был видимым, не обладал мгновенным действием и мог лишь спровоцировать террористов на ответные действия, которых, к счастью, не последовало.

Непосредственно от рук террористов погибли четыре человека. Официальная версия смерти остальных заложников такова: стресс, голод, бессонница, обезвоживание и многочасовое сидение в неудобных позах. Государство считает, что от газа, применявшегося во время штурма, никто не пострадал. А эксперты и родственники заложников утверждают, что люди были отравлены неизвестным газом. Не была оказана первая медицинская помощь, заложников в бессознательном состоянии сваливали на асфальт, а потом кидали в автобусы. Больницы абсолютно не были готовы принять десятки отравленных людей, врачам не сказали, какой именно был применен газ, поэтому они не знали, чем лечить.

Российские власти по-прежнему операцию по освобождению заложников считают успешной и отрицают свою вину в гибели людей. Состав газа до сих пор засекречен. Про него известно только, что он «безвредный» (это Путин сказал американским журналистам, объясняя, почему люди не могли погибнуть от действий спецслужб) и сделан «на основе производных фентанила» (об этом заявил министр здравоохранения Шевченко). Фентанил — наркотический анальгетик, который по биологическому воздействию в сотни раз сильнее героина, тем не менее точную формулу газа никто не назвал, известно лишь, что некий офицер-химик, чья фамилия засекречена, получил звание Героя России за участие в спецоперации.

Комментарий Льва Федорова, доктора химических наук, президента Союза «За химическую безопасность»: «Словосочетание „производные фентанила“ — это вообще ни о чем, это означает только то, что нам не захотели назвать вещество. Власти заявляли, что держат формулу газа в секрете потому, что за ней гоняются все разведки мира. Это чушь. Есть международная конвенция о запрещении химического оружия, в ней перечислены допустимые вещества, которые не должны убивать людей. А власти использовали другие вещества, то есть совершили государственное химическое преступление. И если они раскроют формулу, весь мир их тут же осудит, потому что они не имели права этот газ применять».


За 12 лет, прошедших со времени теракта на Дубровке, к ответственности привлечен только Заурбек Талхигов. В октябре 2002-го он откликнулся на призыв депутата Госдумы Асланбека Аслаханова к чеченцам, находящимся в Москве: прийти к театральному центру, окружить здание живым кольцом и заставить террористов сдаться. Талхигов (один из немногих) пришел. Все переговоры Талхигова проходили в присутствии сотрудников спецслужб, а позже его обвинили в пособничестве террористам и приговорили к 8,5 годам лишения свободы.

В декабре 2011 года Европейский суд по правам человека, рассмотрев коллективную жалобу пострадавших в результате теракта на Дубровке, признал, что российские власти нарушили право на жизнь и на справедливое судебное разбирательство. Помимо назначения денежных компенсаций, Страсбург обязал Россию объективно расследовать обстоятельства проведения операции по освобождению заложников, во время которой погибли люди. Однако Следственный комитет РФ отказался возбуждать уголовное дело против должностных лиц, отвечавших за проведение спецоперации.

Региональная общественная организация содействия защите пострадавших от террористических актов «Норд-Ост» продолжает добиваться возбуждения дела. Бывшие заложники и родственники тех, кто погиб при штурме убеждены, что ответственность за многочисленные жертвы лежит не только на террористах, но и на российских властях.

Дважды разные составы Лефортовского суда Москвы, куда потерпевшие обращались с жалобой на отказ в возбуждении уголовного дела, принимали сторону потерпевших, но дважды Мосгорсуд эти решения отменял, отправляя дело на пересмотр. В третий раз судья, изучив текст решения ЕСПЧ, сказал, что в нем нет явного указания для Российской Федерации произвести расследование, и жалобу отклонил.

«Это естественно, Россия – суверенное государство, и все постановления Евросуда и Комитета министров Европы имеют рекомендательный характер, но, в соответствии со статьями Конвенции, их выполнение обязательно для Российской Федерации», – рассказал член координационного совета региональной общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост" Дмитрий Миловидов в интервью Радио Свобода. Он считает, что сейчас российские власти не заинтересованы в том, чтобы разобраться, почему, по чьей вине погибло так много людей во время операции, которая была призвана спасти заложников. «Я процитирую слова Владимира Владимировича Путина, сказанные им в те тяжкие дни: "Никого наказывать не будем, ведь их уже не спасти". Таким образом, президент покрыл и халатность, а может быть, должностные преступления силовых министров, и в том числе себя любимого».

Теперь, по словам Миловидова, все надежды потерпевших в результате теракта в Театральном центре на Дубровке на объективное расследование обстоятельств, приведших к гибели заложников, связаны с Комитетом министров Европы. Они ждут, что на одной из ближайших сессий Комитет рассмотрит Меморандум заявителей по делу "Финогенов и другие против Российской Федерации", главное требование которого – обратить внимание российских властей на необходимость выполнения решения Европейского суда по правам человека в части, касающейся расследования факта гибели людей.

Опрос, проведенный 26-29 сентября, показал, что большая часть россиян (49%) по-прежнему считает, что власти говорят только часть правды о событиях, связанных с захватом заложников на Дубровке, лишь 9% опрошенных уверены, что им известна вся правда о теракте, сообщает "Левада-Центр".

При этом социологи отмечают рост доли респондентов, особенно среди молодежи, которые затрудняются ответить на вопросы. Специалисты видят причину в цензуре и замалчивании обстоятельств произошедшего, отсутствие анализа этой трагедии в информационном поле и как следствие - исключение ее из публичного дискурса.

На восприятие теракта на Дубровке повлияла ситуация на Украине, считают социологи. Значительные группы неопределившихся респондентов в опросе, посвященном терактам и событиям двенадцатилетней давности, и относительно малое число критиков власти - это во многом следствие событий 2014 года на Украине, куда переключилось внимание россиян, пишет "Кавказский узел" со ссылкой на заместителя директора "Левада-Центра" Алексея Гражданкина.

"В связи с этими же событиями в обществе возросла поддержка власти - ее поддерживают гораздо больше людей, чем год назад. Это распространяется и на другие сферы, в том числе и в отношении ее действий во время событий недавнего прошлого. При этом количество людей, считающих, что у нас все хорошо, не увеличилось, зато снизилось число тех, кто готов критиковать власть. Во многом это связано с мнением, что негоже критиковать власть перед лицом внешней угрозы", - заявил Алексей Гражданкин изданию.

По его мнению, в случае урегулирования украинского кризиса ситуация может измениться. "По мере ослабления тревоги люди будут уделять больше внимания другим проблемам - и этой в том числе", - заключил эксперт.

Руководитель отдела социально-политических исследований "Левада-Центра" Наталия Зоркая считает, что появление больших групп неопределившихся респондентов объясняется "забыванием" событий 2002 года. "Это такое забывание, которое связано с ощущением бессилия. Хотя значительная часть людей не считает, что власти предоставили полную информацию о событиях того времени, они понимают, что получить ее они не могут", - приводит издание слова эксперта.

В воскресенье, 26 октября, у Театрального центра на Дубровке состоится акция памяти, организованная Общественной Организацией «НОРД-ОСТ», в которой примут участие люди, пережившие захват, и родные и близкие погибших.


Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.022965908050537