Вестник гражданского общества

11.06.2014

Против соратников Навального СКР возбудил уголовное дело о мошенничестве из «Яндекс-кошелька Навального»

Фото: Михаил Метцель/ИТАР-ТАСС

Утром в среду Пресненский суд Москвы поместил под домашний арест соратника оппозиционера Алексея Навального, муниципального депутата района Зюзино Константина Янкаускаса по делу о мошенничества во время избирательной кампании Навального в прошлом году. Срок нахождения под домашним арестом установлен до 17 июля.

Как сообщает государственное агентство РИА Новости, суд ввел для Янкаусаса несколько ограничений: ему запрещено покидать дом без разрешения следователя, пользоваться интернетом, а общаться можно только с сотрудниками правоохранительных органов и медицинских учреждений и только по телефону.

На выборе оппозиционеру такой меры пресечения настаивал следователь. Свое требование он аргументировал в частности тем, что Янкаускас как муниципальный депутат района Зюзино "обладает связями с должностными лицами, которые могут оказывать давление на следствие". Адвокат обвиняемого Сергей Панченко поинтересовался, какие факты позволили следователю сделать такое заключение. Следователь, однако, уклонился от ответа на этот вопрос.

Сам Янкаускас просил отпустить его под подписку о невыезде. Он заметил, что под домашним арестом не сможет выполнять обязанности муниципального депутата. Свое преследование оппозиционер объяснил нежеланием власти допустить его к выборам в Мосгордуму. Известно, что 16 июня Янкаускас намеревался подавать документы для официальной регистрации кандидатом.

"Сегодня в девять утра мы явились к следователю, где нам было предъявлено обвинение в совершении мошенничества в составе группы лиц, совместно с Ашурковым и Ляскиным, на сумму более 10 млн рублей во время избирательной кампании Навального", - сообщил ранее агентству Интерфакс в среду адвокат Янкаускаса Сергей Панченко.

Янкаускасу и другому оппозиционному кандидату в депутаты Мосгордумы, функционеру Партии прогресса Николаю Ляскину предъявили обвинения по делу о хищении средств в ходе предвыборной кампании Алексея Навального на выборах мэра Москвы. Янкаускасу вменена часть 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Санкция по этой статье составляет до 10 лет колонии.

По версии следствия, в 2013 году Янкаускас, Ляскин и Ашурков перечислили по одному миллиону рублей на избирательный счет кандидата Навального. "Затем через сеть "Интернет" они разместили обращение к пользователям с призывом о добровольном пополнении своих "электронных кошельков", якобы с целью возмещения перечисленных на счет Навального денежных средств, а также для поддержки его политической деятельности", - говорится на сайте Следственного комитета.

В СКР подсчитали, что на эти "электронные кошельки" поступило более 10 миллионов рублей - в том числе от анонимных пользователей из России, а также иностранных плательщиков, имеющих зарубежные IP-адреса.

"У следствия есть основания полагать, что Янкаускас, Ляскин и Ашурков собранные средства похитили, несмотря на заявления о их сборе исключительно на политическую деятельность Навального", - заявляют в СКР.

Ранее Ляскин проходил по этому делу подозреваемым, а Янкаускас - лишь свидетелем. Между тем Ляскина после предъявления обвинения отпустили под подписку о невыезде, тогда как Янкаускаса было решено поместить под домашний арест. Ляскин при этом сообщил, что следователь требует с него и адвоката подписки о неразглашении. "Мы пока сопротивляемся. Хотят искать понятых и фиксировать отказ", - написал оппозиционер.

Между тем СКР сообщил о намерении объявить в розыск еще одного фигуранта дела - исполнительного директора Фонда борьбы с коррупцией Владимира Ашуркова, который находится за границей. Также СКР предполагает вынести постановление о привлечении Ашуркова в качестве обвиняемого.

О возбуждении дела стало известно 23 мая, когда у Янкаускаса, Ляскина, Ашуркова и их родственников прошли обыски. Тогда же обыск прошел в офисе компании "Яндекс.деньги". СКР сообщал, что дело открыто по части 1 статьи 141 (нарушение порядка финансирования избирательной кампании) и части 4 статьи 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере).

В блоге Навального в среду появилась запись, в которой от его имени утверждается, что Ашурков, Ляскин и Янкаускас ничего у него не похищали. "Владимир Ашурков, Констанин Янкаускас и Николай Ляскин подвергаются уголовному преследованию за честную и достойную работу в избирательной компании, которая так перепугала всю эту кремлешушеру. Их решили демонстративно наказать за то, что мы все вместе когда-то продемонстрировали: можно финансировать большую избирательную кампанию, опираясь на людей, а не на олигархов или кремлевский черный нал", - сообщается в блоге.

Сам Навальный также находится под домашним арестом, и ему запрещено пользоваться интернетом.

Власть всерьез взялась за оппозиционные финансы. Во вторник Госдума приняла во втором чтении очередной "антиэкстремистский" законопроект, внесенный правительством еще в августе 2011 года, а летом 2013-го прошедший первое чтение. Этот документ среди прочего вводит в УК новую статью 282.3 (финансирование экстремизма). Как указано в диспозиции предлагаемой статьи, преступлениями будут считаться сбор средств или оказание финансовых услуг для совершения экстремистских преступлений или обеспечения работы экстремистских группировок. Санкция за финансирование экстремизма составит до трех лет колонии, а при условии использования служебного положения - до шести лет.

Тем временем дело о Яндекс-кошельке Алексея Навального не ограничилось предъявлением обвинения в мошенничестве его соратникам. После обысков в компании "Яндекс.Деньги" под ударом оказались все доноры прошлогодней избирательной кампании Навального. СКР намерен встретиться со всеми, кто пополнил "яндекс-кошельки" трех соратников оппозиционера, и найти среди них считающих себя обманутыми.

Бывший генеральный директор ИД "Коммерсантъ" Демьян Кудрявцев написал 10 июня в Facebook, что на следующий день собирается в отдел по экономическим преступлениям: "Будут выяснять, переводил ли я деньги на избирательную кампанию Навального, и если да, то зачем".
Он запросил у "Яндекс.Денег" выписку со своего счета и получил информацию о двух переводах, которые могли бы заинтересовать следователей. Один из них был сделан в 2011 году (995 рублей), другой – во время мэрской кампании в Москве: около 700 рублей были переведены на "яндекс-кошелек", принадлежавший соратнику Навального Николаю Ляскину.

По словам Кудрявцева, в последние пару дней он видел больше десятка постов в соцсетях от знакомых и незнакомых людей, к которым приходила полиция и следователи по поводу финансирования кампании Навального.

РБК сообщает еще о трех таких случаях в воскресенье, 9 июня: психолог Мария Рабинович общалась со следователем по телефону, к фотографу Дмитрию Смирнову следователь пришел лично, еще один жертвователь на кампанию Навального, попросивший не называть его имени, общался с лейтенантом полиции в штатском. И у Смирнова, и у второго опрошенного сотрудники органов выясняли, не считают ли они себя обманутыми Навальным и не хотят ли написать заявления. "Устанавливается круг лиц, которые могли пострадать от действий подозреваемых", – пояснил источник в СКР. По словам Смирнова, следователь сказал ему, что "в списках всего 600 человек, которых надо опросить".

Проверки начались спустя две недели после обысков в компании "Яндекс.Деньги", представитель которой признает, что они подчиняются закону, обязывающему выдавать данные о клиентах по запросу органов предварительного следствия.

Комментарий Павла Чикова, руководителя правозащитной ассоциации "Агора":

"Поскольку это уголовный процесс, правоохранительные органы имеют очень широкие полномочия. Сотрудники полиции по поручению следователей могут требовать любую информацию, в частности, все данные, которые пользователь предоставил системе "Яндекс.Деньги" (а если кошелек авторизован, это и паспортные данные).

Может ли жертвователям что-то грозить? Это зависит от того, кто эти жертвователи, сколько они перевели, как следователи относятся к этому человеку, какие у них планы. Николай Ляскин, который является подозреваемым, тоже ведь жертвователь (Ляскин "авансом" перевел 1 млн рублей на кампанию Навального, а затем компенсировал сумму за счет пожертвований. - Ред.). И степень угрозы, и то, как нужно себя вести - это индивидуально и зависит от ситуации.
Что касается перспектив краудфандинга в России, то часть людей, конечно, испугается и перестанет переводить деньги на кампании и организации, которые потенциально могут подвергнуться преследованию по политическим мотивам. Другие продолжат жертвовать, третьи живут за пределами России и могут не бояться. В 2013 году, когда шла кампания Навального, политические репрессии уже были достаточно жесткими, но, тем не менее, 16 тысяч жертвователей это не остановило".

Комментарий адвоката Ольги Гнездиловой:

"Давление на активистов, конечно, будет усиливаться. Это следует из всей государственной политики последних двух лет, которую можно обозначить как "доктор, я хочу все контролировать". Перекрыть интернет - такая задача, видимо, пока не стоит, но просматривается намерение перекрыть всех активных, в том числе в интернете. Новый регламент хранения данных позволит технически фиксировать написанное пользователем в Сети как доказательство по уголовному или административному делу. А содержательно дело может быть любым – о клевете, оскорблении чувств верующих, экстремистской деятельности и тому подобное. Главное, с этим регламентом станет легче найти что-то на конкретного человека и получить доказательства авторства для суда.

Визиты к жертвователям на кампанию Навального - яркий пример такого персонального давления. Судя по вопросам, следователи надеются найти среди этих 16 тысяч человек того, кто напишет заявление о мошенничестве. Достаточно будет одного, чтобы тяжкая – до 10 лет лишения свободы – ч. 4 ст. 159 получила судебную перспективу для группы лиц, собиравших пожертвования.

Если к вам пришли, вы сами принимаете решение: впускать их в свое жилище или попросить оставить повестку с вызовом на допрос. Закон позволяет отказаться свидетельствовать против себя, но тогда нужно под протокол объяснить, что вопросы следователя касаются непосредственно ваших действий. Но будьте осторожны: за немотивированный отказ свидетеля от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность. Внимательно прочитайте: надо чтобы в протокол все вопросы были записаны в той формулировке, в какой они были заданы; вы имеете право перед подписанием протокола зафиксировать все свои замечания на неточности изложения. Это очень важно - ведь, поставив свою подпись, вы уже не сможете сослаться на невнимательность или на то, что вас торопили.

Если бы ко мне пришли с вопросом, переводила ли я деньги Навальному, я честно ответила бы, что не помню. Посмотрите, как дают показания в судах над участниками мирных акций сотрудники полиции: они уже через пару дней после событий ничего не помнят".

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.028992891311646