Вестник гражданского общества

24.04.2014

В Замоскворецком суде Москвы начался процесс по второму "Болотному делу"

В Замоскворецком суде Москвы 24 апреля начались слушания по существу дела на "процессе четырех", сообщает корреспондент "Граней". В деле четверо подсудимых: 25-летний националист Илья Гущин, 42-летний менеджер Александр Марголин, 58-летняя пенсионерка Елена Кохтарева и 28-летний активист антифашистского движения Алексей Гаскаров. Всем четверым инкриминированы часть 2 статьи 212 (участие в массовых беспорядках) и часть 1 статьи 318 УК (применение неопасного насилия к представителю власти). Кохтарева находится под подпиской о невыезде, остальные обвиняемые - в СИЗО.

На сегодняшнем заседании болотные узники Алексей Гаскаров, Илья Гущин и Александр Марголин отказались признать свою вину в участии в массовых беспорядках и применении насилия к полицейским. Фигурантка дела Елена Кохтарева признает все вменяемые ей преступления. Подсудимые сделали свои заявления после оглашения обвинительного заключения представителями прокуратуры Алексеем Смирновым и Ольгой Стрекаловой. Следующее заседание назначено на 6 мая.

14 апреля прошли предварительные слушания по делу. Судья Наталия Сусина отказалась выделить дело Кохтаревой в отдельное производство и рассматривать его в особом порядке. Защита обвиняемых добивалась прекращения их уголовного преследования, однако получила отказ. Не было удовлетворено и ходатайство о возвращении дела на доследование. Кроме того, Сусина отказалась исключить из дела ряд доказательств, оцененных защитой как недопустимые, - речь, в частности, шла о некоторых экспертизах. В то же время она не приобщила к делу экспертизы, проведенные независимыми специалистами.

В ходе предварительных слушаний Сусина также продлила до 30 сентября действие подписки о невыезде Кохтаревой и сроки содержания в СИЗО - Марголину, Илье Гущину и Алексею Гаскарову.

Всем четырем фигурантам инкриминированы часть 2 статьи 212 (участие в массовых беспорядках) и часть 1 статьи 318 УК (применение неопасного насилия к представителю власти). В феврале стало известно, что Кохтарева полностью признала вину по обеим вмененным ей статьям. Тем не менее СКР не выделил ее дело в отдельное производство для рассмотрения в особом порядке, то есть без судебного следствия и оценки доказательств. 25-летний националист Гущин первоначально признал вину частично, однако затем отказался от самооговора, обвинив следователя Дениса Курдюкова в нарушении процессуальных норм во время первого допроса.

"Дело четырех" также называют вторым "Болотным делом".  По первому "Болотному делу" Замоскворецкий суд Москвы в 2012 году осудил на 4,5 года колонии первого фигуранта дела Максима Лузянина, в октябре 2013 года признал другого фигуранта Михаила Косенко виновным в участии в массовых беспорядках и применении насилия к сотруднику полиции, но в связи с заболеванием освободил от ответственности за совершенное и направил на лечение в психиатрический стационар. Также Замоскворецкий суд в 2014 году амнистировал еще одного фигуранта дела Дмитрия Алтайчинова.

Тот же районный суд Москвы 24 февраля назначил от 3 лет и 3 месяцев условно до 4 лет колонии восьми фигурантам так называемого "Болотного дела" - участникам беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года. Они признаны виновными в применении насилия в отношении полицейских. Ранее несколько фигурантов этого дела были амнистированы. В настоящее время Мосгорсуд рассматривает дело в отношении предполагаемых организаторов беспорядков.

Между тем, фигурант дела о массовых беспорядках на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года, которого бывшие соратники считают трусом и предателем, выйдет на свободу досрочно. Такое решение вынес сегодня Лефортовский суд Москвы, сообщает "Интерфакс".

Судья удовлетворила ходатайство Константина Лебедева и его защиты, которое также поддержала федеральная служба исполнения наказаний, несмотря на то что прокуратура выступила против такого решения. Но судья в свою очередь зачитала положительные характеристики на Лебедева из СИЗО, исходя из которых руководство изолятора не возражают против УДО Лебедева.

Во время слушания Лебедев заявил, что он сделал соответствующие выводы и отбытого наказания для него достаточно: "Всякое вольнодумство, незаконные действия все в прошлом. Я собираюсь работать".

Константин Лебедев являлся помощником координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова. Уголовное дело против него завели в октябре 2012 года после того, как в эфире НТВ показали документальный фильм "Анатомия протеста - 2". В нем утверждалось, что российская оппозиция на деньги "западных спонсоров" готовит переворот и захват власти.

По версии следствия, Лебедев действовал совместно с оппозиционерами Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. В фильме НТВ утверждалось, что активисты действовали в сговоре и при финансовой поддержке грузинского политика Гиви Таргамадзе, объявленного Россией в международный розыск. Их целью якобы была дестабилизация социально-политической обстановки в России.

В апреле 2013 года Лебедев был осужден по обвинению в организации массовых беспорядков в ходе митинга оппозиции 6 мая 2012 года и подготовке к аналогичным действиям в нескольких городах России. Активист ранее признал себя виновным и дал показания на других фигурантов, поэтому его дело рассматривалось в особом порядке.

"Поведение Лебедева - банальная трусость и беспринципность, повлекшие за собой тяжкие последствия в виде предательства", - так прокомментировал поведение бывшего товарища главный активист "Левого фронта" Сергей Удальцов.

Адвокаты Сергея Удальцова передали и записали комментарии оппозиционера, касающиеся признаний Константина Лебедева, в которых он подтвердил свою вину и указал на других "организаторов беспорядков, рассказал об их дальнейших планах, раскрыл способы конспирации".

В блоге "Эхо Москвы" Удальцов заявил: "Лебедев никого не сдавал. Применять такое слово здесь абсолютно неверно. "Сдают" - это когда реально что-то делали (планировали), держали в секрете, а потом кто-то не выдержал и "раскололся", - пояснил лидер "Левого фронта". Удальцов подчеркнул: "В нашем случае Лебедев не "сдавал" - он цинично оговорил меня и других фигурантов "болотного дела", приписав нам те действия, которых не было".

Насчет показаний Лебедева Удальцов заявил: "Характерно, что его показания почти полностью совпадают с содержанием "явки с повинной", которую Лене Развозжаеву, замотанному в скотч, диктовали в брянском подвале. Так что и у "явки" Развозжаева, и у "показаний" Лебедева автор один - Следственный комитет".

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019123077392578