Вестник гражданского общества

19.07.2013

Правительство Великобритании не хочет лишних объяснений из-за Литвиненко с некоторыми зарубежными партнерам

Тереза Мэй

Министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй признала, что в решении правительства не проводить публичное расследование гибели Александра Литвиненко определенную роль сыграл фактор международных отношений.

О факторе "некоторых зарубежных партнеров" Британии говорится в обнародованном в пятницу письме министра внутренних дел Терезы Мэй судье-коронеру сэру Роберту Оуэну, проводившему судебное дознание по делу об отравлении эмигрировавшего в Лондон бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко.

Коронер сэр Роберт просил правительство возбудить публичное расследование, ссылаясь, в частности, на то, что именно эта процедура позволит изучить вопрос причастности российских властей к смерти Литвиненко, а также степень ответственности британских властей за то, что они не смогли предотвратить эту смерть.

"Международные отношения, действительно, были одним из факторов в принятии правительством данного решения. Некоторым из наших зарубежных партнеров проще объяснить факт расследования под руководством независимого коронера, чем если бы о расследовании распорядилось правительство, а руководил им назначенный правительством председатель, обладающий правом в закрытом режиме знакомиться с правительственными материалами", - говорится в письме министра.

Является ли этим зарубежным партнером Россия, Тереза Мэй не уточняет.

В то же время Тереза Мэй уверяет, что международный фактор не был ни единственным, ни ключевым в решении о том, как дальше расследовать дело Литвиненко.

До упоминания - в самом конце письма - внешнеполитических соображений - министр приводит пять доводов против публичного расследования.

Четыре из них - юридические, и их общий смысл сводится к тому, что все несекретные обстоятельства смерти Литвиненко можно выяснить и в порядке судебного дознания, а все секретные все равно останутся таковыми.

"В результате расследования будут обнародованы только те материалы, которые будут обнародованы и в результате дознания. Лица, вероятно, наиболее заинтересованные в деле, а именно Марина и Анатолий Литвиненко, узнают не больше, чем узнали бы по итогам дознания", - пишет министр внутренних дел.

В качестве пятого довода Тереза Мэй сообщает, что публичное расследование почти наверняка потребовало бы гораздо больше времени и денег, чем коронерское.

О самом решении отказать в замене статуса расследования обстоятельств смерти Александра Литвиненко с судебного дознания на публичное расследование правительство Великобритании известило судью-коронера сэра Роберта Оуэна в конце прошлой недели.

Вдова Александра Литвиненко Марина сказала, что разочарована и весьма удивлена таким решением правительства. Коронер сообщил, что теперь процесс дознания затянется еще больше, и выразил свое сочувствие вдове диссидента.

Марина Литвиненко считает, что, учитывая обстоятельства смерти ее мужа, в частности, применение радиоактивного вещества в центре Лондона, британское правительство само должно хотеть всестороннего дознания, но этого почему-то не происходит.

"Тут уже, естественно, возникает вопрос, что за этим стоит политика. Я всегда старалась отвергнуть эту мысль. Я считала, что да, существует какое-то политическое влияние, но не в такой же степени. Я не считаю, что Англия до такой степени зависима, что она не может решать такие серьезные вопросы убийства граждан на территории своей страны, чтобы только не поссориться [с Россией]. Я уважаю эту страну, я уважаю то, что они дали нам убежище, я уважаю то, что здесь мой сын получил образование . Я хочу уважать эту страну", - сказала Марина Литвиненко в интервью Русской службе Би-би-си.

Разница между судебным дознанием и публичным расследованием заключается в том, что в нынешнем формате часть материалов может быть фактически изъята из рассмотрения по требованию правительства по соображениям секретности.

В случае публичного расследования к таким материалам будут иметь допуск отдельные адвокаты, представляющие заинтересованные стороны.

У СМИ допуска к такой информации в любом случае быть не может. Несмотря на это, Марина Литвиненко считает, что такой формат лучше, чем однозначное засекречивание части данных.

43-летний Александр Литвиненко был отравлен во время чаепития в лондонском отеле в компании двух россиян, бывших офицеров спецслужб Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна. Он скончался несколько недель спустя в больнице. За считанные часы до его смерти британские врачи сумели установить, что он был отравлен радиоактивным полонием-210.

Как утверждают его родные, получивший британское гражданство Литвиненко работал на разведку МИ-6 и был убит по приказу из Кремля.

Дознание по делу о гибели Литвиненко уже не раз сталкивалось с серьезными проволочками, вызванными нежеланием как российских, так и британских властей раскрывать имеющиеся у них сведения.

Полиция Британии пыталась добиться от России выдачи двух ключевых подозреваемых в этом деле, Лугового и Ковтуна, однако безуспешно. Оба подозреваемых отрицают всякую причастность к случившемуся. 

Русская служба Би-би-си





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.02354097366333