Вестник гражданского общества

01.03.2013

"Совершенно секретно": Дело Литвиненко: ФСБ, Ми-6, «русская мафия»

В Великобритании завершились предварительные судебные слушания в рамках публичного дознания по делу об убийстве Александра Литвиненко. Продолжение – 1 мая 2013 года.

Несмотря на то что с момента странной смерти бывшего сотрудника ФСБ РФ Александра Литвиненко в Великобритании прошло 6 лет, точка в расследовании все еще не поставлена. Многие наблюдатели возлагают надежды на британское правосудие. Оправдаются ли их ожидания? Многое станет ясно уже весной этого года.

…В марте 2008 года вдова умершего от отравления полонием Александра Литвиненко Марина опубликовала в газете «Таймс» статью с призывом провести полное публичное дознание, чтобы выяснить причины гибели мужа. Проведение такого дознания, по мнению вдовы Александра Литвиненко, не заменяя официального судебного процесса, могло бы пролить свет на загадочную смерть и найти заказчиков убийства. В Великобритании существует особая норма юридического законодательства, известная под названием «инквест» (inquest). Это публичное судебное дознание, которое проводится в случае насильственной или внезапной смерти при невыясненных обстоятельствах. Такое дознание проводится коронером – особым судьей при органе местного самоуправления города или графства. У инквеста нет статуса официального судебного процесса, он проводится вне рамок уголовного дела, коронер не может выносить приговор. Во время инквеста не проводятся и прения сторон, однако он может в определенных случаях проводиться в присутствии жюри присяжных. Коронер имеет право заслушивать свидетелей, экспертов, сотрудников спецслужб и полицейских. В его задачу входит выявление причины смерти: убийство, самоубийство, несчастный случай – и причастных к смерти лиц.

После недолгого колебания британское правительство приняло решение о проведении инквеста. Был назначен коронер – им стал судья лондонского районного суда Сент-Панкрас Эндрю Рид. В октябре 2011 года он провел предварительное заседание, на котором обещал полное и непредвзятое дознание. Следующее заседание должно было состояться в апреле 2012 года, однако Эндрю Рид вскоре был отстранен от проведения инквеста. Его место заняла заместитель коронера Внутреннего северного района Лондона Ширли Рэдклиф. Поначалу бремя финансирования дознания должны были взять на себя муниципалитеты четырех лондонских районов, на которые распространяется юрисдикция суда, проводящего дознание, – на эти цели было выделено четыре миллиона фунтов. Однако вскоре правительство заявило, что инквест будет профинансирован из госбюджета.

Спустя некоторое время Ширли Рэдклиф также была отстранена от проведения дознания по делу Литвиненко, так и не начав его. В августе 2012 года новым коронером был назначен сэр Роберт Оуэн – судья того же окружного суда, что и Рэдклиф. Он провел очередное предварительное слушание 20 сентября прошлого года. На нем судья-коронер объявил, что на будущих слушаниях по существу, которые пройдут в 2013 году, выступят проводившие официальное расследование смерти Литвиненко следователи Скотленд-Ярда, сотрудники службы безопасности Ми-5, эксперты-химики, токсикологи, врачи. В качестве сторон в проводимом инквесте им были названы Марина Литвиненко, Борис Березовский, друг Литвиненко и соавтор книги о его гибели Александр Гольдфарб, Андрей Луговой, Дмитрий Ковтун, Королевская прокуратура, Скотленд-Ярд и британское правительство. На предварительных слушаниях присутствовали представители российского посольства.

Марина Литвиненко объяснила корреспонденту «Совершенно секретно», что побудило ее обратиться к британскому правительству с просьбой провести коронерское дознание о гибели мужа:

– Я пытаюсь сделать то, что обещала с самого начала, – выяснить, почему он погиб и кто виновен в его смерти. Через несколько недель после Сашиной гибели мне был задан вопрос, смогу ли я продолжить Сашино дело. Я ответила: «Нет». Я не была ни диссидентом, ни сотрудником ФСБ, не обладала информацией, которой обладал Саша. Но я была его женой и всегда поддерживала его во всем, что он делал. Сейчас я хочу, чтобы все узнали, за что и кто его убил. Думаю, что инквест поможет этому.

При всей остроте этого дела – я имею в виду его политический аспект – я все-таки действую прежде всего как близкий человек Саши. На протяжении шести лет было огромное количество спекуляций, необоснованных обвинений в адрес Саши, и с каждым годом этот ком растет. Моя задача – добиться правды, чтобы покончить с этим. Какой бы тяжелой эта правда ни была, я готова ее принять. Хотя, конечно, верю в то, что Саша был честным человеком и не совершал никаких преступлений. Убийство должно быть наказано – так или иначе. Я не кровожадный человек и не требую, чтобы виновник Сашиной смерти был отравлен тем же полонием или приговорен к смерти.

13 декабря 2012 года в Лондоне завершились предварительные коронерские слушания по делу об отравлении Александра Литвиненко. Это было четвертое и последнее предварительное слушание в рамках инквеста.

На нем прозвучали два ставших сенсацией заявления.

Первое. Адвокат Бен Эммерсон, представляющий в суде Марину Литвиненко, заявил, что ее муж на протяжении нескольких лет был платным агентом британской внешней разведки Ми-6 и сотрудничал с испанскими спецслужбами. По словам Эммерсона, плату за сотрудничество обе спецслужбы переводили на общий банковский счет Александра и Марины Литвиненко.

Второе сенсационное заявление сделал проводящий дознание судья Роберт Оуэн, сообщивший, что в секретных документах британских спецслужб он обнаружил доказательства, свидетельствующие о причастности российских властей к убийству Литвиненко. Оба эти сообщения сразу же были опубликованы британскими газетами и многократно повторены на всех телеканалах.

На слушаниях также всплыло имя «Мартин» – кодовое имя куратора Литвиненко в Ми-6, которого судья намерен допросить. Выяснилось также, что в суд поступило заявление российского Следственного комитета (СК), который просит зарегистрировать СК в качестве одной из сторон дознания, чтобы иметь возможность допросить свидетелей и экспертов. Судья Роберт Оуэн обещал позднее принять решение по этому поводу.

Андрей Луговой, которого британская прокуратура считает подозреваемым в убийстве, представлен на дознании командой британских адвокатов. Ожидается, что он даст показания в суде по видеотрансляции из Москвы. 

Надо сказать, что материалы, собранные следователями Скотленд-Ярда по делу Литвиненко и переданные ими в Королевскую прокуратуру, в частности, доказательства вины подозреваемых в убийстве, до сих пор не были опубликованы и остаются тайной следствия. Инквест даст возможность не только коронеру, но и всем сторонам слушаний ознакомиться с ними. Правда, часть материалов из досье спецслужб останется секретной для участников слушаний и будет доступна только судье-коронеру.

Одной из сторон на дознании зарегистрирован близкий друг Александра Литвиненко Александр Гольдфарб, написавший вместе с Мариной Литвиненко книгу «Саша, Володя, Борис... История убийства». Он не усмотрел в заявлении адвоката Бена Эммерсона о сотрудничестве Литвиненко с британскими спецслужбами ничего нового и сенсационного:

– Ничего нового в этом нет. Мы называем Сашу консультантом, а Бен Эммерсон – агентом. Но факт заключается в том, что он действительно консультировал британскую службу внешней разведки Ми-6 и помогал ей и испанской полиции разоблачать орудовавшую в Испании «русскую мафию», точнее, тамбовскую ОПГ, которая была родом из Петербурга. Саша информировал англичан и испанцев о связях, которые существуют между этими бандитами, пойманными и арестованными в Испании, и ближайшим кругом Владимира Путина, который в начале 1990-х был главой комитета мэрии Петербурга по внешним связям и заместителем Собчака.

Кстати, на последних слушаниях в суде выяснилось, что Андрей Луговой, оказывается, тоже был задействован в этой операции. Незадолго до того как Саша был отравлен, они вдвоем должны были ехать в Мадрид, где собирались разъяснить испанцам, как тамбовская группировка была связана с окружением Путина. Уже были заказаны номера в мадридской гостинице, и только смерть Саши помешала этой поездке. Но самое интересное, что мы услышали на последних слушаниях от сэра Роберта Оуэна, это его рассказ, что в предоставленных ему и не подлежащих оглашению материалах британских спецслужб он нашел доказательства, достаточные для того, чтобы говорить о причастности российских спецслужб к смерти Литвиненко. Судья заявил, что этот вопрос обязательно будет рассматриваться на предстоящих слушаниях по существу дела, которые состоятся в 2013 году.

В своем заявлении на последних предварительных слушаниях адвокат Марины Литвиненко Бен Эммерсон практически обвинил британское правительство в халатности, поскольку, по его словам, по закону оно обязано было позаботиться о безопасности своего агента, который был задействован в очень рискованной операции. Однако Марина Литвиненко считает, что это не входило в обязанности британского правительства и что ее муж не был штатным агентом британских спецслужб, а лишь их внештатным консультантом.

– Честно говоря, – продолжает Марина Литвиненко, – заявление моего адвоката прозвучало довольно бездоказательно, поскольку нам неизвестно, насколько рискованной была операция, в которой был задействован Саша. Я знала, что он консультирует британские спецслужбы по поводу российских мафиозных группировок, и мне не казалось, что эта его деятельность выглядит рискованной. Слово «агент», которое употребил Бен Эммерсон, для русского слуха звучит несколько иначе, чем для английского. Для англичан – это человек, выполняющий какую-то работу для своего работодателя. У россиян же это должно вызывать зловещую ассоциацию со шпионажем или тайными операциями. В российских СМИ после этого заявления Бена писали о Саше как о двойном и даже как о тройном агенте. Хочу сказать, что к тому моменту, когда мы выехали из России, Саша уже не работал в ФСБ. Он был уволен. Да и работал он не во внешней разведке – на Западе его почему-то часто называют шпионом, а в отделе, разрабатывавшем российские ОПГ. Никакими секретами и шпионскими тайнами он не обладал. Вся его деятельность за рубежом была связана с критикой путинского режима.

Не секрет, что во время пребывания в Великобритании Александр Литвиненко и его семья получали финансовую помощь от Бориса Березовского. Накануне декабрьского слушания в рамках инквеста Березовский объявил, что закрывает свой Фонд гражданских свобод и прекращает оказывать помощь Марине Литвиненко по оплате услуг ее адвокатской команды. Марина оказалась в очень трудном положении. Был создан Фонд Александра Литвиненко с целью сбора средств на оплату адвокатских услуг – британское правительство оплачивает лишь работу суда; стороны, участвующие в инквесте, сами финансируют работу представляющих их адвокатов. Отказ Березовского Марина Литвиненко объясняет резким ухудшением его финансового положения:

– Думаю, что отказ Березовского от субсидирования моей стороны на инквесте связан с отклонением британским судом его иска к Роману Абрамовичу. Судебные слушания по иску Березовского продолжались весь прошлый год. Дело он проиграл, и, по слухам, судебные издержки, которые он обязан оплатить как проигравшая сторона, а также оплата услуг огромной адвокатской команды доходят чуть ли не до ста миллионов долларов. В этой ситуации Борис Абрамович, видимо, объявил режим жесткой экономии. Хочу сказать, что я нуждаюсь лишь в оплате своих адвокатов. Пока они согласились работать бесплатно, но как надолго хватит их энтузиазма, трудно сказать.

Предполагается, что одним из экспертов на основных слушаниях инквеста будет живущий на Западе историк разведки и бывший офицер ГРУ Борис Володарский. Он автор вышедшей в Британии книги «Фабрика ядов КГБ: от Ленина до Литвиненко» (The KGB’s Poison Factory: from Lenin to Litvinenko). В ней Володарский называет заказчиков отравления Литвиненко. «Единственная спецслужба, – пишет он, – которая превосходит как ФСБ, так и СВР и обладает неограниченным доступом к любому оружию, включая яды, – это Служба безопасности президента».

Однако политический обозреватель газеты «Гардиан» Люк Хардинг, который хорошо знаком с делом Литвиненко, придерживается другой версии. Хардинг четыре года был корреспондентом своей газеты в Москве, российские власти лишили его аккредитации, свои злоключения в России он описал в ставшей бестселлером книге «Мафиозное государство». Хардинг не исключает, что в убийстве Литвиненко замешана оперировавшая в Испании «русская мафия»:

– В Британии существует версия, что Литвиненко стал жертвой мести своих коллег по ФСБ. Это якобы была смерть предателя, который нарушил чекистский кодекс чести и пошел на сотрудничество с британской внешней разведкой. За что и поплатился. Эта версия его убийства широко представлена в британских СМИ. Однако я склоняюсь к другой версии, которую условно назову «испанский след».

Литвиненко сотрудничал с испанскими спецслужбами и помогал разоблачать оперировавших в Испании российских гангстеров. Причем речь идет не только об информации о структуре российских ОПГ или их лидерах, но прежде всего, об их связях с верхним эшелоном российской власти, о мафиозном сращивании власти и криминала. Наверняка именно эта деятельность Литвиненко, а не его наивные политические памфлеты более всего раздражала российское руководство. Мне известно, что Литвиненко встречался с судьей Хосе Гонсалесом, расследовавшим деятельность «русской мафии» в Испании, и поставлял ему информацию. Не без его помощи многие российские бандиты были арестованы испанской полицией, а их связи с влиятельными людьми в России расследованы. Понятно, что это не должно было понравиться ни бандитам, ни их покровителям, и бандиты получили заказ на ликвидацию Литвиненко. Открытым остается вопрос, кто в российском руководстве санкционировал это убийство: было ли это сделано на среднем уровне или на высшем? Надеюсь, что проходящий инквест ответит на этот вопрос.

Люк Хардинг дважды встречался в Москве с Андреем Луговым, едва ли не первым из британских журналистов опубликовал интервью с ним, комментировал предвыборную кампанию Лугового, избиравшегося в Думу. Хардинг не считает, что британские следователи безосновательно заподозрили его в убийстве Литвиненко, и отмечает любопытную странность в его поведении:

– Луговой – хитрый парень и совсем не дурак. За последние шесть лет он дал десятки интервью. Любопытная деталь: когда вы сидите рядом с ним и спрашиваете, что же конкретно произошло в баре отеля «Миллениум», где, как считается, во время чаепития с его участием был отравлен Литвиненко, Луговой слово в слово повторяет то, что он говорил в десятках интервью. Обычно, когда свидетеля какого-то события многократно спрашивают о нем, он каждый раз рассказывает об этом с какими-то нюансами, используя, хотя бы частично, другие слова, другую интонацию, новые эпитеты; обычно в рассказе всегда что-то меняется. У Лугового этого нет. Он излагает один и тот же текст без малейших нюансов или изменений, как будто воспроизводит выученную наизусть инструкцию. И это внушает мне серьезные подозрения.

На вопрос, считает ли он, что проходящий в Лондоне инквест можно назвать независимым и объективным, Люк Хардинг ответил так:

– Знаете, о Британии можно сказать много плохого: у нас проблемы с экономикой, огромный бюджетный дефицит, погода у нас, как правило, отвратительная. Но одно у нас не вызывает нареканий – наша правовая система. Ей никто не предъявляет претензий, никто не обвиняет ее в политической ангажированности. Традиционно британское правосудие демонстрирует полнейшую независимость от исполнительной власти. И если коронер найдет достоверные доказательства участия государственных структур в убийстве Литвиненко, он обязательно назовет убийц и заказчиков по именам.

Завершая предварительные слушания по делу о смерти Александра Литвиненко, судья Роберт Оуэн заявил, что в связи с огромным объемом документов, с которыми предстоит ознакомиться участникам дознания, рассмотрение дела по существу начнется 1 мая 2013 года.

ДОСЬЕ

Дело об отравлении в Лондоне в ноябре 2006 года радиоактивным полонием Александра Литвиненко – бывшего офицера ФСБ и непримиримого критика Владимира Путина – все еще ждет судебного вердикта. Тайна его убийства породила множество версий, мифов и домыслов. Проводившие расследование следователи Скотленд-Ярда назвали подозреваемым в убийстве Андрея Лугового – бывшего офицера ФСБ, а ныне члена Государственной думы. Спустя четыре года британская полиция назвала имя второго подозреваемого – близкого друга Лугового, предпринимателя Дмитрия Ковтуна. Чаще всего в западных СМИ в смерти Литвиненко обвиняют российские спецслужбы.

Другая версия связывает его убийство с действующими в Испании российскими криминальными группировками – Литвиненко содействовал их ликвидации в совместной операции британских и испанских спецслужб. Утверждают также, что бывший подполковник ФСБ и диссидент якобы сам виновен в своей смерти – отравился полонием по неосторожности.

Вскоре, однако, выяснилось, что после завершения официального полицейского расследования и передачи дела в Королевскую прокуратуру судебный процесс по делу Литвиненко невозможен из-за отказа российских властей экстрадировать для суда подозреваемых в убийстве лиц. Заочных приговоров британские суды не выносят. Это убийство и отказ России выдать Лугового привели к дипломатическому скандалу и резкому ухудшению российско-британских отношений, которые остаются сейчас на самом низком уровне со времени «холодной войны».

Дело Литвиненко было одной из главных тем переговоров британского премьер-министра Дэвида Кэмерона с российским руководством во время его визита в Москву в сентябре 2011 года. Накануне визита четыре бывших министра иностранных дел Великобритании обратились к нему с призывом поднять в Москве вопрос о деле Литвиненко. Дэвид Милибенд, Мальколм Рифкинд, Джек Стро и Маргарет Бекетт в открытом письме в газету «Санди таймс» призвали британского премьера добиться выдачи Лугового и Ковтуна. Президент Медведев вновь ответил отказом, не воспользовавшись возможностью разморозить российско-британские отношения.

Наталья ГОЛИЦЫНА

"Совершенно секретно", No.2/285





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.018541097640991