Вестник гражданского общества

29.01.2013

Страсбургский суд в экстренном порядке рассматривает жалобу на "закон Димы Яковлева"

Фото: РИА Новости

Вчера, в 18 часов по Страсбургскому времени, Европейский Суд по правам человека удовлетворил запрос о срочной коммуникации жалобы четырех американских заявителей о вмешательстве государства в дела усыновления в связи с принятием в России закона Димы Яковлева, сообщает "Новая газета".

Это означает, что в установленный срок (до 18 февраля) России предстоит ответить на вопросы ЕСПЧ. Например, на вопрос о том, как Федеральный закон 272 повлиял на процедуру усыновления каждого из заявителей. В частности, была ли эта процедура прервана и, если была, то Россия обязана будет представить в Европейский Суд все документы по конкретным усыновлениям. Другую информацию об этом деле адвокаты предпочитают держать в секрете, поскольку по просьбе заявителей делу присвоен конфиденциальный статус.

Подачей жалоб в ЕСПЧ занимались адвокат Каринна Москаленко и журналист Виктория Ивлева. Они собирали необходимую информацию и документы, общались с заявителями, составляли жалобы и смогли привлечь к ведению дел заявителей в суде адвокатов Марину Захарину и Валентину Бокареву и других юристов Центра содействия международной защите.

По словам адвоката, члена Центра содействия международной защиты Валентины Бокаревой, жалобы в Страсбургский суд были направлены в связи с нарушением в России статьи 8 (вмешательство в семейную жизнь) и статьи 14 (о дискриминации) Европейской конвенции.

«Ведь, скажем, немцы могут усыновлять детей, а американцы – нет», – подчеркнула Бокарева.

«Мы считаем, что если между ребенком и усыновителями состоялся контакт, то это уже семья, власти не имеют права вмешиваться в нее», – добавила она.

«Это совершенно необоснованный законопроект. Дело в том, что больше российских детей страдают от усыновителей, которые живут в России, поэтому это борьба с ветряными мельницами. Это носит популистский характер. Ситуация очень странная. А если усыновляет бразильская пара?

Нужно понимать интересы детей, потому что есть совершенно нормальные люди, нормальные семейные пары, проживающие в США и имеющие хороший денежный достаток. Они могут дать хорошую жизнь ребенку. Лишать ребенка такой возможности, я считаю, неправомерно», - рассказывает на Финам FM адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Легис Групп» Максим Домбровицкий.

Один иск подан в отношении ребенка, у которого два раза был контакт с потенциальными родителями; два других касаются еще двух детей, дела которых по усыновлению назначены на ближайшее время к слушанию в судах еще до вступления в силу «закона Димы Яковлева». Последний иск направлен в Европейский суд в отношении ребенка уже усыновленного, но не переданного в американскую семью, передает ИТАР-ТАСС.

Напомним, что после вступления закона в силу уже в середине января стало известно о бюрократических проволочках: американцы, уже усыновившие в России детей, не могут их вывезти.

Закон запрещающий американцам усыновлять российских детей был принят Госдумой, Советом Федерации и подписан президентом в конце прошлого года. Он стал ответом на «акт Магнитского», одобренный Конгрессом США. Акт накладывает финансовые и миграционные санкции на чиновников и сотрудников правоохранительных органов, причастных в смерти юриста Сергея Магнитского в СИЗО.

Госдума заявила, что может рассмотреть внесенный членами «Справедливой России» законопроект об отмене запрета на усыновление российских детей американцами не раньше марта текущего года. Соответствующий законопроект был подготовлен на основании петиции, под которой поставили подписи в интернете 100 тысяч человек. В Госдуму документ внесли эсеры Дмитрий Гудков и Илья Пономарев.

 

Пишет адвокат Карина Москаленко (авторский блог на сайте "Эха Москвы"):

Очень тяжело переживаю это дело, потому что лично знакома с проблемой сирот и их усыновления и, в целом, тяжёлого положения сирот в России, в особенности детей-инвалидов.

Я приняла решение и, соответственно, рекомендовала это моим доверителям-гражданам США, – использовать срочную процедуру Европейского Суда, – здесь надо объяснить, что Суд, перегруженный делами, все же находит возможность принимать некоторые экстренные обращения по ускоренной процедуре, и в этих случаях коммуницирует дело в течение короткого времени – от одного до нескольких дней. В этом деле у меня была надежда, что Суд согласится с применением специальных правил Регламента и примет рассмотрение жалобы в самые краткие сроки.

В основе жалобы – непропорциональное и не являющееся абсолютно необходимым вмешательство в право на семейную жизнь; затем риск, что малыши, в связи с этим, будут подвергнуты бесчеловечному обращению и, наконец, дискриминационная сущность нового ФЗ № 272. То есть предполагаемые нарушения статей 3, 8 и 14 Европейской Конвенции.

Закон ФЗ № 272 при всех обстоятельствах является дефектным по преследуемым целям, поскольку это закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека», а жертвами ограничений, вводимых этим Законом, становятся люди – граждане США (и только этой страны!), не имеющие к нарушениям чьих бы то ни было прав никакого отношения. Они становятся сами жертвами нарушений фундаментальных прав человека. Самое же непропорциональное в этом Законе то, что главными жертвами его становятся больные дети-сироты, которым жизненно необходимо обретение семьи.

У нас, у Центра содействия международной защите, наряду с огромным опытом успешного представления в Суде жертв нарушений прав человека, имелся определённый опыт подачи жалоб в экстренном порядке и даже реальные результаты спасения жизней некоторых жертв именно благодаря применению экстренных мер Европейским Судом.

Но это дело не было типичным для нас: члены Центра в основном криминалисты, а дела, которые мы проводили, – это нарушение права на свободу, незаконные аресты, защита заключённых от жестокого обращения, запрет пыток, нарушение права на справедливый суд. Специалисты-цивилисты в нашем Центре в большой цене – это, прежде всего, Марина Захарина и Мария Самородкина, которые представляют наших заявителей по этому делу как в российских, так и в международных инстанциях. Также делит своё профессиональное умение между уголовными и гражданскими делами еще один адвокат, сотрудник Центра Валентина Бокарева, которую мы видели и слышали недавно на очередном раунде «Поединка», посвящённом этой теме.

В течение той непростой недели, пока мы с нетерпением ожидали реакцию Европейского Суда на наше обращение, мы пытались приводить дополнительные аргументы в поддержание доводов нашей жалобы. Надо признать, что самую большую помощь в этом мне оказали наши критики и вообще скептики. Основной критике нас подвергали те, кто полагал, что нет оснований считать, будто в данном деле возникли правоотношения, которые являются семейными, а также те, кто утверждал, что Европейский Суд не должен принимать решения до полного исчерпания всех средств правовой защиты в России. Мы же доказывали, со ссылкой на документы опеки, что такие отношения уже существуют – а что касается эффективных средств правовой защиты, то, приводя конкретные факты и документы, мы доказывали, что их – эффективных средств правовой защиты – с принятием этого закона в России нет.

Накануне в 18 часов, получив срочный факс из Европейского Суда, мы ощутили огромную радость за то, что на этом промежуточном этапе Европейский Суд прислушался к нашей позиции и применил Правило 40 Регламента о неотложном коммуницировании жалобы наших доверителей и постановке перед российским правительством вопросов. Что касается нашей просьбы о применении Правила 39 Регламента Суда, то до решения этого вопроса правительству России надлежит ответить на ряд принципиальных вопросов по правам, гарантированным Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Учитывая то, что мы просили о конфиденциальном статусе для этого дела и Суд это ходатайство удовлетворил, более подробную информацию я сообщить не смогу.

Хочу только заметить, что судьба жалобы сильно зависит от дальнейшего поведения властей. Если они учтут обстоятельства этих первых четырёх дел и будут соблюдать права этих и других потенциальных заявителей, то заявители будут счастливы отозвать свои жалобы из Европейского Суда. Я и ранее озвучивала эту позицию моих доверителей, за что нарвалась на обвинение в шантаже (!). Для тех, кто слабо знаком с Европейской Конвенцией и практикой Европейского Суда, сообщаю, что процедура дружественного урегулирования – это одна из принципиальных позиций Конвенции, Это полностью соответствует букве и духу Конвенции: если власти могут и хотят урегулировать спор внутри государства, то после коммуникации дела и до решения по существу жалобы они такую возможность имеют. А медлить с подачей жалобы, касающейся грубого нарушения прав детей, которое может стать необратимым, мы не считали возможным.

Не могу умолчать о том, что самым главным «мотором» этой работы я считаю журналиста Викторию Ивлеву, которая совместно со мной представляет интересы одной из заявительниц и последний месяц не прекращала своей активной работы почти ни на час и не давала расслабляться никому из нас, юристов Центра.

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019165992736816