Вестник гражданского общества

02.08.2012

Четвертый день слушаний по делу Pussy Riot. Открытое письмо российских адвокатов

2 августа в Хамовническом суде Москвы проходил четвертый день слушаний по делу Pussy Riot.

Накануне, 1 августа, к зданию суда пришлось дважды вызывать "скорую помощь", обвиняемым становилось плохо. Как выяснилось, девушки хронически недосыпают, они лишены горячей пищи, поскольку все предыдущие дни слушаний заканчивались поздно, а утром их будили рано под предлогом, что нужно отправляться в суд. Адвокаты сравнивают обращение с их подзащитными с пытками.

Перед началом заседания судебный пристав объявил, что смеяться в зале суда запрещено и нарушители будут безжалостно удаляться из зала.

Четвертый день начался с очередного отвода судье Марине Сыровой. Это делает Мария Алехина. Она мотивирует свое заявление тем, что судья не придерживается принципа равноправия сторон, не вникает в доводы ходатайств подсудимых. Алехина также подчеркнула, что судья позволяет себе реплики, оскорбляющие подсудимых, чем унижает их человеческое достоинство. Адвокаты подсудимых и сами девушки присоединились к ходатайству об отводе судьи. И вновь судья отклонила ходатайство о своем отводе.

В 11:30 заседание суда было прервано: в приемную суда поступил телефонный звонок, неизвестный заявил, что здание заминировано. Приставы вывели всех собравшихся на улицу.
К зданию суда приехали саперы, кинологи с собакой, бомбу они не обнаружили.

После тщательного досмотра всех входящих заседание возобновилось. По словам подсудимых, их не выводили из здания на время, пока шли поиски бомбы.

Начался допрос свидетелей обвинения. Всего со стороны обвинения заявлены 10 свидетелей. Двоих допросили накануне, 1 августа. Оба допрошенных 1 августа свидетеля не являлись очевидцами инцидента в Храме Христа Спасителя.

Допрос Елены Жуковой, работающей уборщицей в Елоховском Богоявленском соборе. Елена Жукова тоже рассказывает не о "панк-молебне" 21 февраля, а о проишествии 18 февраля. Говорит, что в этот день увидела в соборе, где работает, пляшущих людей в масках. Это действо оскорбило ее, православную верующую. Но продолжалось всё недолго: пляшущих попросили покинуть храм - и они подчинились.
Об аналогичном инциденте в Храме Христа Спасителя свидетельница Жукова узнала по радио. А видеоклип с участием Pussy Riot - не видела. Пляски в Елоховской церкви Жукова считает ее осквернением. По словам свидетельницы, после этого батюшка вновь освятил храм.

Адвокат подсудимых спрашивает, может ли свидетельница опознать кого-то из сидящих в "аквариуме" женщин (ранее Жукова говорила, что лиц плясавших в Богоявленском соборе не видела, поскольку те были в масках). Неожиданно свидетельница говорит, что узнает "вот ту светленькую" (Алехину): "Третьего дня она плясала на ступеньках суда".

По словам свидетельницы, ее допрашивал следователь - приезжал в храм. В суд она пришла по просьбе администрации храма и как оскорбленный православный верующий. На просьбу адвокатов подсудимых пояснить, что именно оскорбило ее чувства, свидетельница сказала о том, что девушки были в масках, устанавливали в храме аппаратуру и плясали перед иконами священными.

Жукова так и не смогла внятно ответить на вопрос, почему голова женщины в церкви должна быть покрытой, но быть в маске - нельзя. В остальном же, по ее мнению, одежда плясавших в Богоявленском соборе соответствовала церковным канонам: длинные сарафаны, нет обнаженных участков тела.

Затем Жукова признается, что убирается на солее (вход куда по церковным канонам запрещен - и Pussy Riot обвиняют, в частности, в нарушении этого правила).

Приглашают следующего свидетеля - Матильду Иващенко, но она отказалась выступать в суде. По официальной версии - из-за плохого самочувствия. По неофициальной - заявила, что не может оставаться дольше, потому что на работе отпросилась всего на полдня, и к тому же весь день ничего не ела.

Следующий свидетель обвинения - отец Екатерины Самуцевич, Станислав Олегович.

Станислав Самуцевич заявляет, что отказывается отвечать на вопросы, касающиеся его дочери. Прокурор интересуется, в каких группах состояла Екатерина. Отец отвечает, что не знает. Название Pussy Riotвпервые услышал только после инцидента в Храме Христа Спасителя.

Отвечая на вопросы о том, расходились ли их с дочерью взгляды, говорит, что у них были хорошие отношения, но случались споры. В частности, его удивлял интерес дочери к феминистскому движению – поскольку в России серьезных проблем с равноправием женщин и мужчин, по его мнению, нет.

Станислав Самуцевич считает неоправданным обвинение в том, что его дочь разжигала религиозную рознь, поскольку, говорит он, в семье уважительно относятся к православной культуре, ходят в церковь, отмечают Рождество и Пасху, в доме есть иконы. Екатерина крещеная.

Станислав Самуцевич считает: та шумиха, которая раздувалась после инцидента в Храме Христа Спасителя, неадекватна самому событию, а процесс над его дочерью наносит огромный вред и церкви, и государству.

По словам Станислава Самуцевича, когда Екатерину арестовали, он сам пришел к следователю, чтобы узнать, за что арестована дочь, как можно получить свидание. Следователь объяснил ему, что Екатерина собиралась принять участие в той акции, вошла в храм, но ее задержали, когда она еще не дошла до алтаря, и вывели из храма. Как говорит свидетель, видеозапись, на которой это видно, ему показал следователь.

Станислав Самуцевич просит не рассматривать как протокол допроса запись его беседы со следователем. Это был не допрос, а неформальная беседа, - настаивает свидетель, - а подписал он бумагу, потому что был очень взволнован.

Однако прокурор просит огласить показания, данные свидетелем Самуцевичем на стадии следствия. Там есть ответы на все вопросы, на которые он отказался отвечать в суде, имея право не свидетельствовать против дочери. Адвокаты подсудимых против этого возражали, но судья Сырова возражения защиты проигнорировала.

Зачитывают показания Станислава Самуцевича (которые он не считает показаниями).

В конце допроса Станислав Самуцевич заявил, что против его дочери была развязана клеветническая кампания и он будет обращаться в суд с исками о защите чести и достоинства к тем средствам массовой информации, которые распространяли не соответствующие действительности сведения.

Отец Екатерины Самуцевич, Олег Самуцевич, рассказал корреспонденту Радио Свобода:

– Я не знал, что девушки что-то замышляют – не видел у них ни одежды этой, ни колпаков. Увидел уже потом, когда все случилось. Спросил: "Катя, а ты участвовала?". Она сказал "нет", потому что она действительно не участвовала – охранники оттащили ее раньше, чем все это произошло. И действительно следователь мне демонстрировал эту видеозапись с камеры видеонаблюдения в Храме Христа Спасителя. Там вообще всё очень комично выглядело, потому что она просто шла, и тут ее два черных этих самых охранника схватили под руки, подняли, а она еще идет, ногами перебирает, как в мультфильме…
Совершить те действия, которые инкриминированы, она просто не успела. Ее арестовали за то, что она имела намерение. И всё время рассматриваются только внешние факты, а внутреннее содержание, так сказать, идейное содержание этого действия никто не рассматривает. Против чего они протестовали? Они протестовали не против религии, не против христиан. Там чисто политические причины были: протест против поддержки православной церковью действующей власти, которую многие считают нелегитимной – я не знаю, правильно или нет. То есть истинный посыл никто не рассматривает серьезно, все обращают внимание на какие-то маски и так далее. Я считаю, что это была форма, которая просто позволила привлечь внимание к политической проблеме. Если бы не такая форма, то никто бы не обратил внимания на их, так сказать, политический посыл.

Адвокат Pussy Riot Полозов пытается заявить ходатайство о допросе свидетелей защиты, которые уже в здании суда. Защита пригласила в качестве свидетелей писательницу Людмилу Улицкую и исламского философа и общественного деятеля Гейдара Джемаля. В качестве свидетеля защиты адвокаты Pussy Riot намерены также заявить Алексея Навального. Он должен доказать, что акция в Храме Христа Спасителя носила политический, а не антирелигиозный характер.

Судья Сырова прерывает его, требуя не нарушать порядок исследования доказательств.

С улицы доносятся крики "Свободу Pussy Riot!" Перед зданием Хамовнического суда собралось много людей.

Суд переходит к исследованию письменных доказательств.

Судья зачитывает только заголовки документов. Адвокат Полозов протестует: "Оглашение заголовков не есть оглашение документов! Документы нужно читать полностью". На это судья отвечает, что защита знакомилась с делом и должна знать содержание всех его материалов. Полозов настаивает, что оглашение только заголовков документов является нарушением.

Мария Алехина требует записать в протокол: подсудимые просят оглашать материалы дела полностью. О том же просит Надежда Толоконникова. Подсудимые говорят, что были лишены возможности ознакомиться с делом, выписать нужные для доказательства их невиновности цитаты. Они говорят, что не в состоянии запомнить все документы дела, в котором 2,5 тысячи страниц...

Спор между судом и стороной защиты заканчивается тем, что судья командует: запишите в протокол, что подсудимые не готовы к процессу.

Из протоколов опознания: потерпевшие опознали Алехину "по структуре икроножных мышц", Толоконникову - "по выразительным глазам".

Существенная часть оглашаемых документов - различные церковные документы и разъяснения. Например, кому можно входить на солею и амвон, в какой одежде женщинам пристало заходить в церковь, чем опасно богохульство...

Судья Сырова огласила соболезнование Совета муфтиев России, направленное в адрес храма Христа Спасителя. "Панк-молебен" назван "вакханалией" ("эта вакханалия - вызов многовековому традиционному укладу народов нашей страны"), такое поведение "является греховным, с точки зрения мусульман", утрата духовных ценностей недопустима.

По просьбе подсудимых зачитываются замечания адвокатов из протокола опознания. Из этих замечаний следует, что девушки-статисты на опознании отличались ростом, наличием макияжа, структурой волос, обувью. Судье, похоже, это кажется несущественным: "Потерпевший говорит, что опознал вас сразу - благодаря своей фотографической памяти, а на других девушек вообще не смотрел".

Судья Сырова зачитывает текстовое описание видеозаписей панк-молебна. Адвокат Виолетта Волкова говорит, что описание - неточное (в него включены слова, которые девушки не произносили) и настаивает на немедленном просмотре видеозаписи происходившего в Елоховском соборе. Судья отвечает, что стадия ходатайств прошла и сейчас порядок исследования доказательств определяет сторона обвинения. Тогда Волкова обвиняет Сырову в незнании УПК. В ответ Сырова объявляет Волковой замечание за оскорбление суда.

Судья зачитывает правила поведения в церкви - для священнослужителей и мирян.

Судья зачитывает результаты лингвистической экспертизы текстов песен, видеоролика и непосредственно выступления в храме. Эксперты не усмотрели в действиях подсудимых "психологических или лингвистических признаков возбуждения вражды или ненависти к какой-либо группе лиц" а также пропаганды исключительности или неполноценности по признаку вероисповедания. Эксперты не обнаружили также в предоставленных им материалах признаков враждебного отношения к православию, но в тексте песни, размещенной на сайте Pussy Riot, усмотрели признаки неприязни "к священнослужителям (попам), нехристям и еретикам".

Судья переходит к заключениям психолого-психиатрической экспертизы. Ни у Алехиной, ни у Толоконниковой, ни у Самуцевич психологического расстройства не диагностировали. При совершении инкриминируемого деяния "свои действия осознавала" – о каждой. Но у каждой обнаружено "расстройство личности" выражающееся у одной - в активной жизненной позиции, уверенности в себе, повышенном уровне притязаний, категоричности. У другой - в завышенном уровне самооценки, протестных реакциях, пренебрежении к жизненным стереотипам. У третьей - в упорстве и категоричности, неуступчивости, настороженности и субъективизме.

Читают другую психолого-лингвистическую экспертизу – Троицкого, Понкина и Абраменковой. Именно на ней основано обвинительное заключение, именно эти эксперты нашли признаки возбуждения ненависти и вражды в песне девушек.

Адвокат подсудимых Волкова оглашает длинный документ, в котором по пунктам критикуется эта экспертиза, признавшая, что панк-молебен направлен против православных. Защита просит вызвать в суд экспертов Троицкого, Понкина и Абраменкову.

Волкова зачитала также мнение священника Украинской автокефальной церкви Якова Кротова, (эта церковь также является православной). Он говорит, что "панк-молебен" не может рассматриваться как направленный против веры и верующих, потому что это действительно – по всем канонам – была молитва: "Это действительно формально молитва в храме. Способы и формы этой молитвы нетрадиционны для средней полосы России, но формально это молитва".

Около 21:00 судебное заседание заканчивается. Продолжение 3 августа в 11:30.

Через час девушек увезли из здания суда. Их проводили традиционными аплодисментами. По их внешнему виду было заметно, как они измотаны.

В четверг видные члены российского адвокатского сообщества выступили с открытым письмом в поддержку участниц панк-группы Pussy Riot. Они заявили, что их уголовное преследование противоречит закону и является шагом к разрушению правового государства в России.
"Мы обязаны довести до сведения общественности наше убеждение в том, что действия Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич не являются преступлением - ни "хулиганством", ни каким-либо другим. Привлечение этих женщин к уголовной ответственности противоречит российскому законодательству и является явной юридической ошибкой", - говорится в открытом письме адвокатов, опубликованном на сайте "Новой газеты".

В нем отмечается, что "следствие обвиняет их не в посягательстве на общегосударственный порядок и общественную безопасность, а в нарушении правил и традиций православной церкви".
"Их поведение не противоречит общегосударственному порядку, не подрывает общественную безопасность: действие тех предписаний и запретов, которые они нарушили, распространяется только на территорию православного храма. Если бы они совершили то же самое вне церкви, их невозможно было бы в чем-либо обвинить: следствие не указывает на нарушение ими каких-либо иных правил, кроме церковных", - отмечают авторы письма.

В письме говорится, что признание действий участниц панк-группы "хулиганством" "приравнивает правила православной церкви к общегосударственному порядку, означает, что православная церковь - неотъемлемая часть государства".

"Предъявление обвинения Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич в "хулиганстве" не просто нарушает Уголовный кодекс, оно противоречит светскому характеру нашего государства, закрепленному статьей 14 Конституции России", - подчеркивают авторы письма.

По их мнению, "обвинение Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич в "хулиганстве" на том основании, что они нарушили церковные традиции, правила и установления означает отказ от принципа отделения религиозных объединений от государства, который является одной из основ конституционного строя России".

"Явное пренебрежение Конституцией при рассмотрении конкретного уголовного дела ведет к разрушению России как правового государства - это надо ясно представлять себе всем нашим согражданам", - подчеркивают авторы письма.

В числе подписавших обращение ряд известных российских юристов, в том числе Генрих Падва, Юрий Шмидт, Дмитрий Ямпольский и другие. Письмо открыто для подписания на сайте "Новой газеты".

Адвокат подсудимых Фейгин так прокомментировал открытое письмо коллег: "Я считаю, что они уже не могли дальше молчать. Процесс публичный и каждый может видеть, что в нем нарушаются все статьи УПК. Скоро у адвокатов не останется работы, а только в Москве их – 7 000 человек. Это поддержка цеха для нас очень важна. Сейчас подписей под этим заявлением гораздо больше, чем изначально. Многие подписываются целыми коллегиями".

Президент России Владимир Путин в четверг впервые дал свою оценку процессу над девушками из группы Pussy Riot. Свой комментарий он дал перед вылетом из Лондона иностранным журналистам. Очевидно, не отвечать он больше не мог, поскольку британская общественность фактически развернула целую кампанию поддержки девушек из панк-группы.

"Ничего хорошего в этом нет", - сказал Путин, которого цитирует "Интерфакс" - Тем не менее, я не думаю, что их надо так уже строго судить за это. Надеюсь, что они сделают какие-то выводы сами".

При этом он подчеркнул, что окончательное решение должен вынести суд. "Я надеюсь, что суд вынесет правильное решение, обоснованное", - сказал президент.

Заявление Путина во многом похоже на аналогичные заявления оскорбленных православных, призывающих девушек-феминисток повторить свое выступление в мечети и синагоге. "Мне не очень хотелось бы комментировать, но я думаю, что если бы девушки были бы, скажем, в Израиле, и осквернили бы что-то в Израиле - вы, наверное, многие знаете, что там есть довольно крепкие ребята - так бы просто им оттуда не уехать", - сказал Путин. "Или бы поехали на Кавказ - далеко ехать не надо, зашли, осквернили бы какую-нибудь святыню у мусульманскую, мы бы даже не успели взять их под охрану", - считает он. 

Протодиакон Андрей Кураев в интервью "Новой газете" прокомментировал слова тех, кто советует девушкам из Pussy Riot такую же акцию провести в синагоге и мечети:

"Нужно людям, которые дают такие советы этим феминисткам, самим пойти к психотерапевту. Тут очевидная психическая травма, фрустрация, вызванная не до конца осознаваемым внутренним разрывом между психической реальностью и теми требованиями, что человек к себе сам же и предъявляет.

Такие советы и мечты означают, что человек залез в конфессию не по размеру. Внешне он выбрал христианство, а внутренняя структура его эмоций и мечтаний соответствует миру Ветхого Завета или ислама, где «око за око, зуб за зуб». И человеку неудобно, он чувствует какое-то внутреннее беспокойство. Все его естество жаждет ответить от души по принципу «размахнись плечо, раззудись рука», но формально-принятые убеждения в правоте Нагорной проповеди его ограничивают. Отсюда и мечта вуайериста: сам не смогу, но хоть посмотрю, как другие это сделают! Поначалу и я возмущался такими публичными мечтаниями о посыле в мечеть. Но потом понял, что это надо воспринимать просто как исповедь пациента".

Путин отрицательно ответил на вопрос, обсуждалась ли эта тема на встрече с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. "Нет, не вспоминали", - сказал он.

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.028759956359863