Вестник гражданского общества

29.06.2012

Заявление Лукина: На Болотной 6 мая не было массовых беспорядков

Владимир Лукин. Фото с официального сайта Уполномоченного по правам человека в РФ

Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин полагает, что столкновения демонстрантов с полицией во время "Марша миллионов" в Москве 6 мая не являются массовыми беспорядками. Об этом говорится в заявлении, обнародованном сегодня на сайте омбудсмена.

Лукин указывает, что дело было первоначально возбуждено по статье "призыв к массовым беспорядкам", но впоследствии его незаметно переквалифицировали в "участие в массовых беспорядках". Последнее предполагает, что сам факт массовых беспорядков уже установлен.

Между тем, в отчете уполномоченного по правам человека о событиях на Болотной площади говорится, что массовых беспорядков на площади как раз не было, поскольку участники марша не применяли насилия в отношении гражданских лиц, не поджигали и не громили имущество и не оказывали вооруженного сопротивления представителям власти.

"Как бы ни относились мы к событиям, развернувшимся 6 мая 2012 года на Болотной площади, мой долг состоит в том, чтобы засвидетельствовать: они не были массовыми беспорядками. Просто потому, что при отсутствии исчерпывающе перечисленных в законе признаков массовых беспорядков нет и самих беспорядков", - говорится в заявлении.

Омбудсмен напоминает, что полтора года назад подобные обвинения предъявлялись участникам событий в Белоруссии. Лукин отмечает, что следствием тогда не было доказано участие конкретных обвиняемых в противоправных действиях. Подход белорусских системы правосудия, по его словам, "грубо нарушал принцип личной виновной ответственности и представлял собой не что иное как рецидив практики объективного вменения. Проще говоря, уголовному наказанию были подвергнуты невиновные".

Лукин проводит аналогию между действиями белорусских властей и преследованием российских оппозиционеров по обвинению в массовых беспорядках. "По горячим следам белорусских событий казалось, что описанные выше методы станут для всех хорошим уроком того, как нельзя обращаться с законом. Тем досаднее, что нечто похожее как будто совершается сегодня в России, в ходе расследования действий участников и организаторов митинга на Болотной площади", - говорится в комментарии.

"В свете таких соображений хотелось бы также понять, какими нормами закона руководствовался официальный представитель Следственного комитета России, публично предлагая всем, кто узнал себя на кадрах с Болотной площади, явиться с повинной, - пишет в заключение омбудсмен. - Насколько известно, уголовный закон в России предполагает исследование вины конкретного человека за конкретное деяние в конкретной ситуации. Все прочее явно выходит за рамки закона".

Напомним, всего по делу о массовых беспорядках арестованы 11 человек. Студентка Александра Духанина помещена под домашний арест. Сторонник незарегистрированной партии "Другая Россия" Александр Каменский и оппозиционная активистка Мария Баронова дали следствию подписку о невыезде.

Следствием по делу о Болотной Максиму Лузянину, Андрею Барабанову, Степану Зимину, Денису Луцкевичу, Александре Духаниной, Ярославу Белоусову, Артему Савелову и Михаилу Косенко предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителей власти. Олег Архипенков, Рихард Соболев, Владимир Акименков и Федор Бахов обвиняются только в участии в массовых беспорядках, а Мария Баронова - в призывах к массовым беспорядкам.

Комментарий Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

К расследованию инцидента на Болотной площади

г. Москвы 6 мая 2012 года

Полтора года назад Уполномоченный занимался защитой прав двух российских граждан, задержанных на месте проведения протестной акции белорусской оппозиции в г. Минске и обвиненных в участии в массовых беспорядках.
При этом Уполномоченный исходил из того, что уголовное законодательство Белоруссии, практически повторяющее в этой части статью 212 УК РФ, предусматривает предъявление таких обвинений только лицам, непосредственно причастным к актам насилия над личностью, поджогам, уничтожению имущества и вооруженному сопротивлению представителям власти. Поскольку участие упомянутых российских граждан в подобных действиях доказано не было, Уполномоченный не сомневался в том, что задержанные будут признаны невиновными. Это его убеждение вполне разделяли и представители других государственных органов России, и российская общественность.

Выяснилось, однако, что все они недооценили изобретательность белорусского правосудия, применившего к задержанным невиданный в современном праве принцип коллективной ответственности. Обвиняемые были признаны виновными в связи с нахождением среди митингующих, кто-то из которых, так и не установленный следствием, совершал противоправные действия. Такой подход грубо нарушал принцип личной виновной ответственности и представлял собой не что иное как рецидив практики объективного вменения. Проще говоря, уголовному наказанию были подвергнуты невиновные.

Больше того, продолжив свои "новаторские" изыскания, белорусская фемида признала оружием транспаранты, флагштоки и все прочие подручные средства, применявшиеся демонстрантами при столкновении с сотрудниками правоохранительных органов. Цель столь явной подмены понятий состояла в том, чтобы предъявить протестантам обвинение в вооруженном сопротивлении представителям власти, несмотря на то, что квалифицирующие признаки этого противоправного деяния отсутствовали.

По горячим следам белорусских событий казалось, что описанные выше методы станут для всех хорошим уроком того, как нельзя обращаться с законом. Тем досаднее, что нечто похожее как будто совершается сегодня в России, в ходе расследования действий участников и организаторов митинга на Болотной площади в г. Москве 6 мая 2012 года.

По сообщениям СМИ, в отношении указанных лиц было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 212 УК РФ, предусматривающей ответственность за "призыв к массовым беспорядкам". Имели ли место такие призывы, выяснит, разумеется, следствие. Беда, однако, в том, что уголовное дело, не успев завести, переквалифицировали по части 2 той же 212 статьи УК РФ - "участие в массовых беспорядках". При внешней схожести двух составов разница между ними огромная. Ведь дело об "участии в массовых беспорядках" предполагает, что сам факт массовых беспорядков установлен. Иными словами, что 6 мая 2012 года на Болотной площади в г. Москве были зафиксированы случаи:

- насилия в отношении гражданских лиц;

- погромов;

- поджогов;

- уничтожения имущества;

- применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ;

- вооруженного сопротивления представителям власти.

Между тем, Уполномоченный с группой своих сотрудников, присутствовавшие на Болотной площади 6 мая 2012 года ни одно из перечисленных выше действий не установили, о чем и сообщили в своем отчете. (См. http://ombudsmanrf.org/2010-03-24-07-36-53/2012-06-08-11-28-39/11303-6-2012-html).

Как бы ни относились мы к событиям, развернувшимся 6 мая 2012 года на Болотной площади, мой долг состоит в том, чтобы засвидетельствовать: они не были массовыми беспорядками. Просто потому, что при отсутствии исчерпывающе перечисленных в законе признаков массовых беспорядков нет и самих беспорядков.

В свете таких соображений хотелось бы также понять, какими нормами закона руководствовался официальный представитель Следственного комитета России, публично предлагая всем, кто узнал себя на кадрах с Болотной площади, явиться с повинной. Насколько известно, уголовный закон в России предполагает исследование вины конкретного человека за конкретное деяние в конкретной ситуации. Все прочее явно выходит за рамки закона.

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.018890857696533