Вестник гражданского общества

14.06.2012

Бастрыкин извинился перед Муратовым. Многие недоумевают: "Бастрыкин вообще-то уголовное преступление совершил"

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин принес извинения главному редактору "Новой газеты" Дмитрию Муратову за историю с угрозами его заместителю Сергею Соколову, объяснив свой поступок эмоциональным срывом. Это произошло на сегодняшней встрече главы Следственного комитета с главными редакторами ряда СМИ в офисе "Интерфакса".

"Я хотел бы начать с того, чтобы принести Дмитрию Андреевичу (Муратову. - Ред.) извинения за тот эмоциональный срыв, который допустил на совещании (на котором Бастрыкин потребовал от Соколова извинений за статью о "кущевском деле". - Ред.)", – цитирует Бастрыкина РИА "Новости".- Я хотел бы прежде всего объясниться, почему я молчал - потому что меня три дня не было в Москве", - заявил также Бастрыкин. При этом извинения Бастрыкин принес за инцидент на совещании в Нальчике, во время которого он резко разговаривал с Соколовым.

Позже Бастрыкин переговорил с самим Соколовым по телефону, и они принесли друг другу извинения. Журналист сказал, что его слова о Бастрыкине в статье о расследовании дела банды Цапка были, возможно, слишком резкими.

Ранее в четверг Бастрыкин заявил, что не увозил журналиста "Новой газеты" Сергея Соколова в лес, но признал, что "состоялся очень эмоциональный разговор на повышенных тонах.

Кроме того утром в четверг Бастрыкин дал интервью "Известиям", в котором назвал сообщения об угрозах в адрес журналиста "Новой газеты" Сергея Соколова "глупостями и инсинуациями недобросовестных коллег". "Первое - в лесу я не был уже даже не помню сколько лет. Работа настолько напряженная, что не до поездок на природу. Второе: конфликтная ситуация с "Новой газетой" возникла после хамской и безобразной статьи журналиста Соколова по поводу расследования Следственным комитетом дела банды Цапка, члены которой обвиняются в массовом убийстве в столице Кущевская. Не скрою, реакция моя на статью была эмоциональной", - заявил Бастрыкин.

"Просто стало обидно - не столько за себя, сколько за следователей, которые, подчас рискуя жизнью, делают свою работу. Пригласить Соколова и показать ему, что называется, живьем людей, которые расследовали нашумевшее дело подонков из Кущевки, была моя инициатива. Пресс-служба Следственного комитета отговаривала меня от этой затеи. Как теперь понимаю, вполне оправданно. Но я настоял. Я не мог даже представить, что журналисты и редакция "Новой" опустятся до прямой лжи", - заявил Бастрыкин, комментируя свой разговор с Сергеем Соколовым. Он также отметил, что открытое письмо Дмитрия Муратова "появилось сразу после обысков, которые провел Следственный комитет у лидеров несистемной оппозиции".

После угроз Бастрыкина Соколов покинул Россию по требованию своего главного редактора. "Мы должны быть уверены в безопасности Сергея, и поэтому он находится за границей. Но мы очень надеемся, что случившееся будет урегулировано и он, конечно, вернется в страну, поскольку русское счастье - жить и работать на Родине", – заявил Дмитрий Муратов.
По его словам, изданию "не хочется информационных войн, но хотелось бы лично получить от Бастрыкина эти гарантии безопасности и объяснение случившегося".

Главный редактор "Новой газеты" принял извинения. "Нашему сотруднику Соколову больше ничего не угрожает. Конфликт исчерпан", - цитирует Муратова сайт "Новой газеты".
"У всех бывают срывы. Извинения принимаем. Не будем дробить день на части, это был тяжелый день 4 июня. Нам надо продолжать работать. Нашему сотруднику Соколову больше ничего не угрожает. Конфликт исчерпан", - заявил Дмитрий Муратов.

Что касается леса, то ясность внес главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков, который сообщил в своем "Твиттере": "Леса не было. Была обочина дороги. А за ней - овраг, а уже за оврагом - лес) Дословно))".

До встречи в Интерфаксе Дмитрий Муратов называл заявления главы СКР "бредом". "Я приду на встречу с Бастрыкиным и скажу все, что думаю", - сказал он Интерфаксу. Журналист уточнил, что находился на тот момент в ближнем зарубежье, но решил вернуться в Россию, "когда Бастрыкин позвонил и попросил приехать".

Ранее Алексей Венедиктов сообщил в Twitter, что в четверг вечером Бастрыкин намерен встретиться с Муратовым и с рядом других журналистов. "Посмотрим, что они скажут друг другу в нашем присутствии. При свидетелях", - отметил Венедиктов.

В среду ряд журналистов провели пикеты в поддержку Соколова у здания Следственного комитета в Москве. В результате пятеро из них, включая сотрудников "Эха Москвы", были задержаны за "несанкционированное мероприятие", но позже отпущены.

Узнав о том, что "Новая газета" сочла конфликт исчерпанным после извинений Бастрыкина, некоторые журналисты и блогеры, а также деятели оппозиции высказали разочарование.

Блогер Рустем Адагамов написал в Twitter, что сложившаяся ситуация ставит в глупое положение журналистов, которые в среду были задержаны у СКР. "Дима Муратов, в следующий раз "Волки!" не кричи, не поверят", - написал Адагамов.

Один из лидеров оппозиции Алексей Навальный написал в своем микроблоге: "Бастрыкин вообще-то уголовное преступление совершил. Как тут можно "извинения принять"? А пусть все арестованные сегодня по делу о беспорядках тоже извинятся перед омоновцами и их отпустят. ОНИ ЖЕ ИЗВИНИЛИСЬ".

Тем временем председатель совета директоров Национальной резервной корпорации Александр Лебедев, владеющий кроме "Новой газеты" британскими газетами Independent и Evening Standard, считает, что ситуация разрешилась удачно: "На мой взгляд, "Новая газета" и Следственный комитет нашли единственно правильный компромисс".

Ранее он написал следующее: У меня нет сомнений в том варианте происшедшего, который изложен «Новой». Никаких оснований для «провокаций» просто нет, да и газета ими никогда не занималась. С. Соколов – человек сдержанный, честный и профессиональный. Именно он работал со Следственным комитетом все эти годы по делу Ани Политковской, и сторонам не в чем друг друга упрекнуть.

Грани.Ру приводят еще ряд высказываний журналистов на эту тему.

Журналист, депутат Госдумы Александр Хинштейн:
Значит, я тоже могу вывезти Бастрыкина в лес, пообещать, что убью его? А потом извинюсь "за срыв", и мне ничего не будет?

Зам. главного редактора "Эха Москвы" Владими Варфоломеев:
Когда речь идет о жизни сотрудников, я склонен доверять решениям главного редактора. Даже если они вызывают у меня сильное удивление.

Журналист Юрий Сапрыкин:
Вообще извинения — это дело хорошее. Но это факт личных отношений Б и М/С (Бастрыкина и Муратова/Соколова. - Ред.). А вот угроза убийства со стороны госчиновника, если она имела место быть, - это ни разу не их личное дело. И извинения здесь совершено не освобождают от ответственности - точно так же, как извинения С (Соколова. - Ред.) за излишнюю эмоциональность текста не освободили его от поездки в лес.

Журналист "Эха Москвы" Ксения Ларина:
Ощущение жуткого позора. Дегтем вымазали, в перьях вываляли и пустили по кругу - вали, свобода слова, танцуй. Конечно, это можно было предположить. Но так не хотелось. Короче, встретимся в лесу. Все там будем.

Журналист "Новой газеты" Елена Костюченко:
Осуждающие Муратова - за 19 лет существования газеты он похоронил 8 своих сотрудников. Просто имейте это в виду, когда мечтаете о войне.

Журналист "Эха Москвы" Матвей Ганапольский:
Что означает "Муратов и Бастрыкин пожали друг другу руки и сказали, что конфликт исчерпан"?! Что это значит?! Мы сутки требовали объяснений от Следственного комитета, который нагло молчал. Мы подписывали письмо от Хартии журналистов, наши журналисты пикетировали СКП, их сажали в автозак! И вдруг "пожали руки"??? Я сегодня в эфире звонил в СКП и требовал ответа, а там бросали трубку! Я хочу знать, кто кого кинул, кто врал?! Были ли угрозы? Возили ли человека в лес? Кто лгал - Соколов или Бастрыкин? Кто-то ведь лгал, и это нельзя закрыть рукопожатием. То, что было до этого, чудовищно, но эта "мировая" беспрецедентна. Я хочу знать, кто кого использовал. Если использовали меня и моих коллег для решения каких-то закулисных вопросов, то пусть никто в дальнейшем не ждет от меня никакой поддержки. Это "замирение" требует объяснений!!!

Заместитель главного редактора газеты "Коммерсантъ" Глеб Черкасов обсудил ситуацию с ведущей Коммерсантъ FM Анной Казаковой.

— Вы участвовали в сегодняшней встрече, да?
— Я наблюдал за ней.
— Поделитесь своими впечатлениями от увиденного.
— Насколько я понимаю, была предварительная встреча Муратова и Бастрыкина, и в ходе нее были обозначены какие-то параметры, которые мы потом увидели. Бастрыкин принес извинения за эмоциональный срыв, а Муратов эти извинения принял. Конфликт исчерпан, Соколов может возвращаться в Россию, и, наверное, Бастрыкин и Соколов встретятся и побеседуют еще раз.
— То есть, в принципе, о чем-то они договорились до общения с журналистами, а потом просто это вынесли на публику?
— Это встреча с главными редакторами, но было бы странно, если бы они, по крайней мере, не обозначили параметры того, о чем говорят. Видно было, что обе стороны не настроены на долгий, затяжной конфликт.
— То есть, по вашему мнению, такое примирение было искренним?
— Я думаю, да, потому что нет оснований считать, что конфликт был достаточно затяжной. Событие произошло 4 числа и только недавно вышло наружу. Видимо, они пытались это как-то замять, но вот вышло на поверхность и теперь окончательно вопрос закрыт.
— В итоге господин Бастрыкин, получается, признал факт встречи в лесу с господином Соколовым?
— Бастрыкин подтвердил, что он в лесу не был много лет. Они разговаривали на обочине. Остановили машину и решили поговорить.
— А как-то глава СК объяснял подобное свое поведение? Кроме того, что это был нервный срыв, поподробнее?
— Тяжелый эмоциональный фон, у него были несколько тяжелых дней, он тяжело пережил публикацию, которую подготовил Соколов. Он был с этим не очень согласен, и это все совпало.
— Скажите, а какова реакция на произошедшее была у участников сегодняшнего общения? Все действительно поверили, что стороны помирились?
— Знаете, я не готов говорить за всех участников, потому что для этого надо было их опрашивать, а формат такого не предполагал.
— Издатель "Новой газеты" Александр Лебедев уже написал в своем Twitter о том, что он думает по поводу этого конфликта, и он говорит, что "все зафиксировали, депонировав в независимых СМИ". По вашему мнению, что это значит? То есть у Муратова и Соколова были доказательства того, что эта встреча состоялась в лесу или на обочине? Как сейчас говорят? Так получается?
— Я думаю, да. Я думаю, что какие-то основания у них были, поэтому Бастрыкин, в общем, должен был действовать именно таким образом, как он действовал. Это достаточно беспрецедентная штука, не то, чтобы такого никогда не было, но я мало могу вспомнить, чтобы так извинялись.
— Как полагаете, какие последствия будут для господина Бастрыкина после этого конфликта?
— По служебной части?
— Да.
— Никаких.
— Почему?
— Потому что его положение не зависит от такого рода конфликтов. Когда-нибудь, может быть это придется, наоборот, лишним основанием для дальнейшего возвышения. Да, публичный скандал, да, безусловно, два дня это было в центре медиа-внимания, но это было в центре медиа-внимания, а не общественного. Поскольку с одиночными пикетами вышли несколько журналистов, а не сотни людей, которые не очень понимают, почему так происходит и почему глава СК так эмоционально срывается. Так что это небольшая проблема для господина Бастрыкина.

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015868186950684