Вестник гражданского общества

24.05.2012

Общественные слушания законопроекта о митингах закончились демаршем оппозиции

Фото: Дмитрий Лекай/ "Коммерсант"

В четверг депутаты, эксперты и участники уличных акций протеста встретились на "Открытой трибуне", организованной "Единой Россией", чтобы обсудить поправки к закону о митингах.

22 мая Госдума голосами "Единой России" приняла законопроект о гигантских - до 1,5 миллиона рублей - штрафах за правонарушения на митингах и шествиях в первом чтении.
Ко второму чтению, которое запланировано на начало июня, депутаты от "партии власти" обещают снизить "потолок" штрафов до 600 тысяч. Оппозиционеры расценивают законопроект как «провокацию». Однако единороссы свою позицию менять не стали и планируют ужесточить закон к 12 июня.

Оппозиционеры и их сторонники предполагают, что поправки срочным порядком готовятся к очередному "Маршу миллионов", намеченному на 12 июня, хотя руководитель фракции ЕР Андрей Воробьев заверил, что "никакой спешки, никаких тайных умыслов" у инициаторов законопроекта нет.

Если законопроект будет принят во втором и третьем слушаниях в намеченные даты - 5 и 6 июня - и сразу же их утвердит Совет Федерации, а 7 июня подпишет президент, то уже 8 или 9 июня закон будет опубликован и официально вступит в силу. Впрочем, как отмечают "Московские новости", на самом деле новшества начнут действовать через 10 дней после опубликования, а значит, уже после "марша".

Обсуждение "уличной демократии" на площадке "Открытой трибуны" единороссы организовали по приказу Путина, который неожиданно поднял тему этого законопроекта на встрече с руководством "Единой России". При этом, с одной стороны, глава государства вроде бы велел партии власти соблюдать нормы демократии, провести диалог с оппонентами и принять сбалансированное решение. А с другой - фактически дал понять, что одобряет инициативу: "Мы, конечно, должны ограждать людей от крайних радикальных проявлений. Общество и государство вправе себя защищать от этих проявлений", - подчеркнул он. После этого в Доме Союзов сразу был организован Круглый стол с официальным названием "Открытая трибуна: уличная демократия: права, ответственность, безопасность".

"Открытая трибуна" - единственная площадка, где обсуждался законопроект. Парламентские слушания по этому вопросу не назначались. Что касается сроков, то уже к 29 мая в профильный комитет должны поступить все поправки, на 30 число запланировано его заседание, а Госдума может окончательно принять закон уже 5 июня. Это позволит ему вступить в силу до 12 июня, когда запланирована очередная крупная акция оппозиции.

Но общественное обсуждение спорного законопроекта о повышении штрафов за нарушения на митингах, которое единороссы организовали в четверг в Москве по требованию президента Владимира Путина, превратилось в фарс и закончилось демаршем противников закона.

Перед началом дискуссии были показаны записи разных уличных акций — сначала регулярных "мирных" выступлений парламентской оппозиции, первой акции "За честные выборы" на Болотной площади и "антиоранжевого" митинга на Поклонной горе, а затем беспорядки за рубежом, разгон "Оккупируй Уолл-стрит" и столкновения с полицией на "Марше миллионов" 6 мая в Москве. Видимо, чтобы показать, до чего дошел протест.

Практически все оппозиционеры говорили, что несуразно огромные штрафы и другие драконовские запретительные меры только повысят градус протеста.

"Вы запаиваете крышку котла, который стоит на огне и бурлит!" - сказал за круглым столом лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин и в шутку предложил думцам-единороссам поскорее строить парламентский центр подальше, на новых территориях Москвы, потому что Госдуму в результате "будут штурмовать" в первую очередь как самый незащищенный орган центральной власти. Кремль, напомнил Митрохин, защищен крепостными стенами, а Белый дом правительства - большой оградой.
Митрохин считает, что если и повышать штрафы для организаторов за нарушения на митингах, то - не выше 13 тысяч рублей (около 400 долларов).
Он также особо отметил, что, помимо драконовских штрафов, "Единая Россия" намеревается ввести и другие запретительные нормы.
В постановлении Госдумы, принятом одновременно с первым чтением законопроекта, говорится о "повышенной ответственности" за то, что митинг или шествие создали незапланированные помехи для движения пешеходов и транспорта, за "привлечение дополнительных сил полиции", за "превышение норм заполняемости территории".
"Эти астрономические суммы штрафов в законе так и останутся, потом Путин отклонит закон и велит снизить суммы, и все будут кричать, какой он либерал, а под эту сурдинку примут эти вот драконовские меры", - предположил Митрохин.

"Чем больше запретительных мер, тем больше радикализируется улица! Этот закон обрушивает власть!" - заявил единороссам представитель "Правого дела", бывший член СПС Григорий Томчин.

Депутаты Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарев и Дмитрий Гудков рассказали журналистам, что их фракция намерена саботировать принятие закона о повышении "штрафов за митинги" путем внесения тысяч поправок к нему.
"А по регламенту каждый депутат имеет право на три минуты выступления, чтобы обосновать свою поправку. "Единая Россия" может изменить регламент, но тогда она нарушит наши конституционные права", - сказал Гудков.
Эсеры назвали эту тактику "итальянской забастовкой".

По словам Ильи Пономарёва, "Справедливая Россия" считает, что этот законопроект - "провокационный, дестабилизирует общество и приведет к последствиям, обратным желаемым".

"Многие просто перестанут подавать заявки на согласование акций: одно объявление в интернете будет собирать тысячи людей на улицах, и организаторов установить будет крайне трудно. То есть, будет масса несанкционированных митингов", - объяснял журналистам в фойе Дмитрий Гудков.

Даже "государственник", телеведущий Максим Шевченко раскритиковал подход авторов проекта.
"Власть, как бездушная машина общаясь с людьми, которые выходят протестовать [...], запретительными мерами сама рождает радикальную оппозицию себе", - сказал Шевченко.

Депутаты от "Единой России", объясняя свою инициативу, постоянно ссылались на опыт западных стран, где предусмотрены серьезные наказания за нарушения при массовых мероприятиях.
"Законодательство в этой области должно быть приведено в соответствие с мировыми стандартами", - сказал и на "Открытой трибуне" глава фракции ЕР в Госдуме Андрей Воробьев.

Оппозиционеры отвечают, что единороссы ссылаются лишь на удобную им часть западной практики.
"А может, мы из зарубежного опыта что-то другое сначала позаимствуем? Например, чтобы полицейские в суде не называли черное белым и белое черным", - предложил Митрохин и привел конкретные примеры того, как полицейские в судах дают заведомо ложные показания, обвиняя участников публичных акций в правонарушениях - и суд принимает эти показания.

Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов напомнил, что, например, в Великобритании действительно применяются большие штрафы за нарушения на митингах, но и ограничений на публичные акции намного меньше, чем в России.

Глава думского комитета по госстроительству Владимир Плигин заверил, что предложения участников дискуссии будут учтены в процессе подготовки ко второму чтению проекта.

"Все сигналы, которые были от участников в зале, услышаны, и все они в том или ином виде будут переплавлены в текст законопроекта при его подготовке ко второму чтению", - добавил Олег Морозов.

Геннадий Зюганов выступил решительно против законопроекта. Правда, говорил он в основном о тяжести штрафов ("Вместо часа провел митинг час двадцать минут — штраф полтора миллиона. Нарушил порядок выступления — полтора миллиона"), а не о том, что ко второму чтению единороссы собираются ужесточить сам закон о митингах. Причина протеста, по словам господина Зюганова,— "финансово-экономический кризис, перерастающий в политический".

Владимир Жириновский тоже говорил о причинах протеста. "Людям негде общаться, Москва — одинокий город, а в ресторанах они не хотят",— объявил он и предложил отдать под митинги парк Сокольники. Алексея Навального, Сергея Удальцова, а заодно депутатов-справороссов, которые участвовали в митингах, лидер ЛДПР предложил посадить.

В ответ депутат-справоросс Илья Пономарев предложил не "заниматься демагогией", а вернуться к законопроекту "провокационному по сути, дестабилизирующему общество". Он объявил, что инициатива противоречит рекомендациям Совета Европы по свободе собраний, так как устанавливает лишние ограничения для граждан. "Все необходимые составы преступлений в нашем законодательстве есть — и нападение на сотрудников правоохранительных органов, и злостное хулиганство",— заявил он.

Господин Митрохин предупредил, что сейчас все говорят о штрафах, но они будут уменьшены, может, даже по рекомендации Владимира Путина, "но под сурдинку" будут приняты более существенные поправки.

Ирина Хакамада обратила внимание, что уже принятая в первом чтении концепция закона — это "презумпция виновности уличной оппозиции". Законом нельзя урегулировать все, обратила она внимание единороссов. И раскритиковала главный аргумент партии власти в пользу поправок — беспорядки на акции 6 мая. Как отметила госпожа Хакамада, "объективного расследования" события не было и "никто не знает, кто был под этими масками".

Вместе с тем поправки поддержал начальник главного управления МВД по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов РФ Юрий Демидов. По его словам, меры безопасности, принятые полицией 6 мая, были оправданы террористической угрозой. При этом из его слов следовало, что полиция охраняла акцию протеста в ущерб безопасности других граждан: "Мы оголяем другие территории городов и населенных пунктов".

Оппозиционеры после своих выступлений стали покидать зал заседаний, назвав диспут "профанацией" и "лицемерием".

Лидер движения в защиту Химкинского леса Евгения Чирикова, общественный деятель Алёна Попова, телеведущая Ксения Собчак, политолог из Высшей школы экономики Валерия Касамара, депутат от "Справедливой России" Дмитрий Гудков ушли из зала примерно через полтора часа после начала дискуссии. Причем Собчак увлекла за собой почти всех журналистов. "Никакого диалога здесь нет,— объявила она.— Есть лишь желание устроителей этой так называемой открытой трибуны выдать обсуждение за диалог".

Про нашу позицию не расскажет ни один федеральный канал, но зато покажут лица: вот, сидят, их пригласили, все прекрасно, все демократично", - объяснила Собчак и призвала журналистов подконтрольных государству каналов не подчиняться приказам начальства о замалчивании действий оппозиции или ее очернении. Как объяснила журналистам Собчак, вместо диалога происходит привычный монолог тех, кто поддерживает действия власти. Она сама, например, так и не дождалась, пока ей предоставят слово, передает "Интерфакс".

"Наш демарш - он для того, чтобы нас услышали", - сказала Алёна Попова.

Опровергая обвинения в адрес оппозиции, действия которой, по версии властей, вылились в массовые беспорядки на "Марше миллионов" в Москве 6 мая, Собчак выдвинула встречные обвинения полиции. Как отметила с некоторых пор активная участница протестов, полиция по неизвестным причинам не препятствовала проходу на акцию людей в масках, которые и устроили провокации. "Люди в масках, которые кидали куски асфальта, - ни один из них до сих пор так и не пойман. И как вообще было возможно, что людей пропускали через "рамки" с ножами и бутылками с какой-то там смесью?" - выразила недоумение телеведущая. Инициированный единороссами закон, которые они во вторник и "протащили" в одиночку в Госдуме в первом чтении, по мнению Собчак, направлен, прежде всего, против регионов, "потому что такие суммы для регионов, для людей, которые присоединятся к этому движению, неподъемны".

Ксения Собчак, также заявила, выйдя с обсуждений, что готова мести улицы в рамках обязательных работ, если только так она открыто сможет говорить о гражданских правах и свободах. "Работы здесь никто не боится. Если нужно мести метлой улицу за то, что ты выходишь и говоришь о своих гражданских свободах, то это люди готовы делать, и я в том числе", - цитирует ее "Интерфакс".

В свою очередь Евгения Чирикова, выступая против принятия законопроекта в исходном виде, заявила, что его одобрение Госдумой не помешает ей и впредь участвовать в акциях протеста. "Я пойду и выйду. Это мое конституционное право", - заявила она.

Еще раньше зал обсуждения покинули лидеры фракций КПРФ и ЛДПР Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский . Чуть раньше или чуть позже собрание покинули и другие оппозиционеры, и зал в Доме Союзов почти опустел - за огромным круглым столом "Открытой трибуны" остались сидеть почти одни представители "Единой России" во главе с ведущим дискуссии, вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым.

Тем не менее, на сайте "Единой России" в материале о работе круглого стола цитируются только мнения сторонников законопроекта, а предлагаемые меры объясняются заботой о безопасности граждан и необходимостью исключить насильственный сценарий смены власти.

Нет в этом отчете, к примеру, высказываний депутата-эсера Ильи Пономарева, который также является одним из организаторов и активным участником протестных акций. Он же сказал, что считает закон "провокационным по своей сути, дестабилизирующим общество, который приведет к строго обратным последствиям, чем закладывается авторами", передает "Интерфакс".
По его мнению, увеличение штрафов приведет лишь к тому, что многие будут предпочитать участие в несанкционированных акциях. Он зачитал участникам круглого стола нормы международного законодательства, посвященные митингам и другим массовым акциям, и заключил, что законопроект нарушает данные нормы.

Депутат не согласился с утверждением, что мер, предусмотренных в законодательстве в настоящее время, недостаточно для обеспечения порядка и законности в ходе проведения массовых мероприятий и акций протеста. По мнению Пономарева, все необходимые нормы есть как в гражданском, так и в уголовном законодательстве, которые предусматривают наказания за нарушения. В этой связи он предположил, что поправки единороссов носят "сугубо конъюнктурный характер".

Между тем пока критики и авторы законопроекта спорят о верхней планке штрафов, в Кодексе об административных нарушениях и законе "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" могут появиться нормы, фактически приравнивающие к акции протеста любую прогуливающуюся пару или компанию, собравшуюся на шашлыки, пишут "Московские новости".

Специалисты Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ) видят такую возможность в параграфе, предполагающем административную ответственность за "имеющее признаки публичного мероприятия массовое одновременное пребывание граждан в общественных местах, в которых проведение публичного мероприятия запрещается, повлекшее нарушение общественного порядка, санитарных правил, правил поведения в общественных местах, функционирования объектов жизнеобеспечения и связи, причинение вреда зеленым насаждениям, создавшее помехи движению пешеходов или транспорта, доступу граждан к объектам инфраструктуры либо повлекшего причинение вреда здоровью человека или имуществу".

В РАПСИ полагают, что эту формулировку можно толковать очень широко. Массовым формально может считаться любое мероприятие больше одиночного пикета, а признаки публичности есть у любого собрания граждан, если участники общаются между собой. Нарушением санитарных правил можно счесть неосторожный плевок или брошенный окурок, а помехи движению иногда создает и пара прохожих на узком тротуаре.

В закон "О митингах" предлагается включить пункт, по которому суд может признать организатором массового мероприятия любого, кто руководил действиями участников такого мероприятия: то есть "организатором" может оказаться любой, кто не всегда выходит на улицу в одиночестве.

"Весь набор предложений властей в законопроекте противоречит Конституции и международному законодательству, - сказал газете адвокат Юрий Костанов. - Люди едят бутерброды на лавочке - и оказывается, это запрещено!" Адвокат убежден, что если закон примут, то гражданам "прямая дорога в Конституционный суд и дальше - в Страсбург".

Однако депутат-единоросс Вячеслав Лысаков заверил издание, что за "бутерброды на скамейке" штрафовать не будут. "Все это будет прописано, во втором чтении все конкретизируем, - пообещал он. - Мы не заинтересованы в том, чтобы сделать закон как дышло, который можно было бы повернуть в любую сторону. Просто у людей должны быть обязанности, чтобы не оставляли после себя груды стекла и мусора".

Бурю эмоций скандальный законопроект единороссов вызвал не только в России, но и за рубежом. Американские издания The Washington Post и The Los Angeles Times в один голос назвали принятые меры по урегулированию проблемы протестов в стране драконовскими, цитирует зарубежные издания "Новый Регион".

Особую значимость эти издания придают, в первую очередь, тому, что нижняя палата российского парламента в большинстве представлена пропутинской партией «Единая Россия». В то время как «Справедливая Россия» во главе с Сергеем Мироновым демонстративно бойкотировала обсуждение законопроекта, которым «пытаются заткнуть людям рты», а некоторые члены оппозиционной партии «Яблоко» вместе с лидером Сергеем Митрохиным подверглись заключению под стражу за несанкционированный митинг против данного закона, пишет The Washington Post, ссылаясь на заявление самого Митрохина: «Власть дала недвусмысленный сигнал: Сидите и Молчите!».

The Los Angeles Times упомянуло, что власти давно пытаются задавить протесты, и основная волна общественных негодований пришлась как раз на последний месяц. Особое внимание уделяется арестам Навального и Удальцова, и тому факту, что, несмотря на то, что хоть перед инаугурацией полицией и было искусственно создано спокойствие на улицах столицы, остановить общественное негодование так и не удалось.

В контексте объявления Путиным состава нового правительства и изменения дислокации в руководящем звене таких лиц как Нургалиев, Голикова, Фурсенко и Сечин The Washington Post проводит определенную параллель с законопроектом о митингах, замечая, что с его принятием свое негодование по этому поводу общественности будет высказать ещё сложнее.

Вестник CIVITAS





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019772052764893