Вестник гражданского общества

06.10.2011

В Москве простились с Василием Алексаняном

В Москве сегодня простились с бывшим вице-президентом "ЮКОСа" Василием Алексаняном. Церемония прощания была организована на территории крематория Северного Хованского кладбища столицы. Обряд отпевания на армянском языке провел священнослужитель Армянской апостольской церкви. Всего на кладбище пришли несколько сотен человек.

Среди пришедших на церемонию были родители экс-главы компании "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. "Конечно, у Василия был шанс дольше прожить, если бы его не заключили в тюрьму. Там его совсем не лечили", - заявила Марина Ходорковская. Борис Ходорковский назвал бесчеловечным приковывание Алексаняна наручниками к кровати в палате во время прохождения химиотерапии.

После похорон отец Алексаняна объяснил случившееся с сыном тем, что тот отстаивал правду, не хотел предавать людей и всегда шел до конца, передает Каспаров.Ру. "У нас армян очень развито чувство самосохранения, потому что нас много преследовали. У Васи этого не было. Он всегда шел до конца. Я бы на такое не пошел. Он бы мог 10 раз уехать из России, но он не хотел уезжать, он очень любил Россию", — добавил Георгий Алексанян.

Василий Алексанян умер 3 октября в возрасте 39 лет на даче своих родителей в Подмосковье. У него была тяжелая форма СПИДа, в тюрьме он почти полностью потерял зрение. Кроме того, за время пребывания под стражей Алексанян заболел раком печени и туберкулезом.
Несколько раз суд отказывал ему в освобождении, несмотря на медицинские заключения о тяжести заболеваний. На свободу Алексанян вышел только в 2008 году под залог в 50 миллионов рублей. В 2010 году дело против Алексаняна закрыли за истечением срока давности.

Родственники бывшего вице-президента компании ЮКОС Василия Алексаняна, скончавшегося на этой неделе, не будут инициировать проверку законности его заключения под стражу, заявил «Интерфаксу» его отец Георгий Алексанян.

Платон Лебедев, бывший руководитель "Менатепа":
Мои искренние соболезнования родным и близким Василия Алексаняна. Мне очень горько. Василий стал очередной жертвой власти в т.н. "деле ЮКОСа" после применения в отношении него пыток, что признал Европейский Суд решением от 22 декабря 2008 года.
Только так и может разная властная шпана ликвидировать блестящих юристов, выпускников Гарварда. Скорблю, сжав зубы, вместе со всеми.

Khodorkovsky.Ru, 06.10.2011

В четверг в «Новой газете» вышла статья экс-главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского, посвященная Алексаняну:

Вечная память. И ничего не забыть
Михаил Ходорковский о Василии Алексаняне и его мучителях

Впервые я встретил этого высокого, худого, черноволосого парня около 15 лет назад. Тогда ему было, по-моему, 25 лет, он закончил МГУ и Гарвард.
Не заметить настоящий талант - трудно. Через короткое время Василий Алексанян стал начальником правового управления ЮКОСа – второй, а затем и первой крупнейшей российской нефтяной компании.
Росла компания, и он рос вместе с ней. Огромные международные контракты на миллиарды долларов, сражения в российских и зарубежных судах, создание современной электронной технологии формирования управленческих решений (то, к чему наше правительство планирует прийти лишь к 2012 году, то есть более, чем через 10 лет!). Ко всему перечисленному приложен его светлый, острый ум.
Вася совсем не был святым, любил широко гульнуть, любил красивые машины, женщин. В общем, он любил жизнь во всех ее проявлениях, при этом оставаясь крепким, абсолютно надежным профессионалом.
Когда я оказался в тюрьме, - он стал моим адвокатом и опять сражался в суде, догадываясь, но не веря, что все уже решено.
А потом – с той же энергией и безрассудной смелостью – пытался спасти компанию.
Ему угрожали, ведь он реально мешал грабить. Но, будучи юристом до мозга костей, - Вася до конца не верил в правовой беспредел. Он надеялся, что, действуя по закону, возможно отстоять права десятков тысяч акционеров ЮКОСа.
Арест и тюрьма по фальшивому обвинению стали платой за веру в право и правосудие.
Но и в тюрьме Василий оставался прежним - юристом и человеком чести.
К тому моменту он был смертельно болен в результате заражения при экстренном переливании крови после аварии. Начавшее после того же случая падать зрение в тюрьме превратилось в настоящую слепоту. Но он по-прежнему тщательно прочитывал, а затем, фактически ослепнув, - слушал многостраничные юридические документы и давал к ним свои комментарии. Комментарии, которые могли бы кого-то спасти от ложных обвинений. Могли бы, если бы существовал суд.
Ему предложили сделку:
- Вы даете нужные показания на руководство компании, и мы Вас отпускаем лечиться. Вам же это необходимо!
- Какие показания?
- Те, которые, скажем…
Он отказался. Они лишили его так необходимого ему лечения. И за два года тюрьмы болезнь прошла все стадии, до последней. Смертельной.
Это – люди?
Только когда уже ничего нельзя было поправить, под давлением возмущенной общественности, Васю перевели в больницу, приковав больного, которому делают химиотерапию от рака, - наручниками к кровати!
Это – люди?
Он не сдался. Он боролся в суде, а судьи раз за разом отказывались остановить процесс, чтобы дать возможность Васе нормально лечиться, отказывались выпустить его из тюрьмы, «не доверяя» медикам, говорившим, что человек умирает…
И только после возмущения общественности, издевательство было прекращено.
Но и потом, зная, что вылечить уже ничего нельзя, - судья и прокурор пытались возобновить судебный процесс. Зачем это бюрократам – понятно: у них отчетность.
Но разве это – люди?
До конца Вася пытался помочь тем, перед кем ощущал ответственность. Ответственность друга, ответственность адвоката. Пытался диктовать правовые комментарии, предлагал дать показания, интервью.
Последний раз – за месяц до своей тяжелой смерти.
Этот, еще молодой, парень оказался Человеком, для которого честь дороже жизни. Жизни, которую он так любил.
Они отняли у него жизнь, и отняли его у семьи…
«Они» - те, кто названы им пофамильно. Но в нашей стране только Бог «им» судья.
А он мог бы еще многое успеть…
Вечная ему память.

Михаил Ходорковский для «Новой»

http://www.novayagazeta.ru/data/2011/111/31.html  

В Москве на Театральной площади задержаны трое гражданских активистов, пытавшихся почтить память Василия Алексаняна, передает корреспондент Граней.Ру. Это правозащитница Юлия Башинова, журналистка "Новой газеты" Елена Костюченко и лидер движения "Мы" Роман Доброхотов. Они пришли с портретами Алексаняна и попытались выложить число "39" из зажженных свечей - в этом возрасте он умер.
На площади в это время также проходила акция представителей движения "Наши", поздравлявших премьер-министра Владимира Путина с днем рождения. "Нашисты" выложили из зажженных свечей число 59.

Подбежавшие к участникам акции памяти Алексаняна люди в кожаных куртках стали отбирать и затаптывать свечи, а также выхватили его портрет. Оставшиеся активисты попытались расставить свечи у памятника Карлу Марксу, но им помешали полицейские. По словам очевидцев, полицейские не представились, сказав лишь, что задерживают активистов "за несогласованную акцию". Доброхотова и Костчюченко доставили в ОВД "Китай-город", Башинову из автозака отпустили.

Грани.Ру





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016951084136963