Вестник гражданского общества

26.10.2010

Восьмая годовщина штурма Театрального центра на Дубровке

Траурная церемония на Дубровке 26.10.2010. Фото Л.Барковой/Грани.Ру 

Погибших заложников Театрального центра на Дубровке вспоминают сегодня в Москве. Восемь лет назад, 26 октября спецслужбы пошли на штурм здания, где террористы удерживали артистов и зрителей мюзикла «Норд-Ост».

В 10.00 на площади перед театральным центром состоялась панихида по погибшим. Участники акции, в том числе бывшие заложники и родственники погибших, а также представители московского правительства возложили цветы к доске с фотографиями погибших и к мемориальной доске в память о жертвах теракта. В память о трагедии «Норд-Оста» в небо были выпущены белые воздушные шары. Была объявлена минута молчания, а затем перед собравшимися выступила председатель российской общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова, которая в этой трагедии потеряла сына.

В акции принял участие депутат Госдумы Иосиф Кобзон, который был в числе тех, кто вел переговоры с террористами во время захвата заложников. «Я пришел сюда с чувством сожаления, что эта трагедия произошла», - сказал он РИА Новости.

И.о. руководителя комитета общественных связей Москвы Александр Чистяков рассказал о том, что памятное мероприятие у стен Театрального центра проводится ежегодно, оно состоится и на следующий год, и в год 10-летия трагедии.

Напомним, что 23 октября 2002 года группа чеченских боевиков под руководством Мовсара Бараева захватила более 912 человек (посетителей, актеров и персонала) мюзикла «Норд-Ост» в здании Театрального центра на Дубровке. Террористы (32 мужчины и 18 женщин) удерживали в заложниках три дня. Утром 26 октября началась спецоперация, в ходе которой был применен газ – якобы для того, чтобы помешать боевикам взорвать заминированное здание. Все террористы были уничтожены, вместе с ними погибли 130 заложников, в том числе 10 детей.


О неизвестных подробностях спецоперации, а также о том, как сейчас живут бывшие заложники, рассказали сопредседатель Региональной общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова, ее муж Сергей и сын Николай. Семья потеряла в теракте сына и брата.

Как сообщила «Новым Известиям» Татьяна Карпова, сейчас федеральное правительство никак не помогает бывшим заложникам. Последние четыре года помощь оказывала только мэрия Москвы – в установке памятной доски, с поиском врачей и летним отдыхом для детей, родители которых погибли при штурме.

По словам Карповой, заложникам до сих пор так и не присвоили статус «пострадавших при теракте». Несмотря на то, что в Москве есть реабилитационный центр при 13-й горбольнице, где на словах готовы принять бывших заложников, в действительности там бесплатно проводятся только простые анализы. Дети-сироты получают пенсии по потере кормильца в 3 тысячи рублей. Только лицей «Кораллово», основанный экс-главой НК ЮКОС Михаилом Ходорковским, бесплатно принимает на учебу детей-жертв «Норд-Оста» и других терактов.

Члены общественной организации, объединяющей жертв «Норд-Оста», считают, что в настоящее время идет сильное давление на людей, пострадавших при теракте. Им отказывают в аренде помещений для проведения акций, посвященных памяти жертв. По закону «Норд-Ост» не считается терактом, так как «терактом называется законченное действие» - т.е. если бы театр взорвался, это был бы теракт.

Как пояснила Татьяна Карпова, возглавляемая ею организация помогает не только жертвам «Норд-Оста», но и пострадавшим от других терактов - в Беслане, от взрывов в метро и от взрывов самолетов в 2004 году. Организация объединяет около 7 тыс. человек.


Несмотря на уверения властей, что при штурме был применен «безвредный газ», спустя 8 лет люди вынуждены постоянно лечить обострившиеся хронические или полученные заболевания. У многих переживших «Норд-Ост» обнаружились проблемы, связанные с мозгом – нарушение кровообращения и функции дыхания. Некоторые из выживших заложников полностью оглохли, у многих сильно упало зрение, другие потеряли память. Почти у всех серьезное нарушение функций почек, печени и пищеварения. Люди получают инвалидность, многие заложницы попадают в психиатрические клиники. Как рассказывают Карповы, врачи неофициально объясняют многие болезни заложников последствиями воздействия газа.

Формула газа, который пустили в Театральный центр, до сих пор неизвестна. Одни врачи предположили, что люди могли получить получили отравление опиатами. Другие говорили, что распознали запах нервнопаралитического газа.

Несколько лет назад заложникам в ФСБ все же сообщили, что при создании газа была использована «спецрецептура на основе производных фентанила». В Минздраве людей убеждали, что препарат сам по себе не может вызвать летальный исход, но по данным медицинского справочника, фентанил относится к наркотическим анальгетикам, нарушение в дозировке которого может привести к летальному исходу.


Как отметил Сергей Карпов в интервью «МК», бывшие заложники и члены их семей уверены, что штурм был необоснован. Во-первых, если бы была продумана грамотная эвакуация и медицинская помощь заложникам, то не было бы такого огромного количества жертв. «Когда после штурма в Театральный центр вошли спецслужбы и медики, то они увидели полный зал покойников. Люди сидели-лежали без сознания, все были синего цвета. Врачи пребывали в растерянности», - говорит отец погибшего Александра. По его словам, медикам ожидали увидеть в зале раненых с минновзрывными травмами, ампутациями, огнестрельными ранениями, но про газ никто ничего не знал. Врачам пришлось самостоятельно определять вид примененного вещества и подбирать подходящий антидот. В итоге медики кололи людям налоксон, причем некоторые заложники могли получить по две-три дозы препарата, а кто-то - остаться без антидота, т.к. все происходило в суматохе. Между тем лишний укол налоксона мог привести к остановке сердца.

Транспортировка заложников происходила ужасно - живых и мертвых людей складывали штабелями на асфальт перед зданием театрального центра, потом всех грузили в автобусы. У многих пострадавших в результате газовой атаки начались рвотные позывы, но их укладывали пред зданием на спину, не соблюдая правил оказания первой помощи. Затем заложников сажали в автобусы с запрокинутой назад головой, в результате чего многие захлебывались рвотными массами и умирали. Известно, что в автобусах и больницах скончались 58 человек.

Транспортировка людей в больницы так же не была продумана - в одну больницу, готовую для приема пострадавших, привезли всего несколько человек, а в другую - шесть автобусов с заложниками. В итоге часть людей пришлось перевозить в другое место, при этом терялось драгоценное время для оказания медицинской помощи. У 60% погибших, по данным экспертизы, не обнаружено следов оказания медицинской помощи. У многих были ободраны шея и руки, поскольку их, видимо, просто волокли по асфальту к автобусам.

Инициативной группе родственников погибших до сих пор не дали ознакомиться со всеми материалами уголовного дела - доступными оказались только медицинские экспертизы, из которой следовало, что в театральном центре собрались сплошь инвалиды и тяжело больные люди – у всех погибших заложников врачи обнаружили серьезные проблемы с почками, печенью и сердцем. Причинами смертей, по заключению медиков, стали: гиподинамия, обезвоживание и хронические заболевания. Об отравлении газом не написано ни слова.


Родственники жертв «Норд-Оста» дошли до Страсбургского суда, отстаивая права заложников. В Европейский суд по правам человека они направили жалобы, в которых говорится, что в ходе расследования теракта российские власти нарушили 2-ю, 6-ю и 13-ю статьи Европейской конвенции по правам человека, которые гарантируют права на жизнь, на справедливое судебное разбирательство и на эффективные правовые механизмы.

В апреле этого года ЕСПЧ признал приемлемыми две группы жалоб от пострадавших в результате захвата заложников в театральном центре на Дубровке. Их объединили в одно производство.

Всего в Страсбург были отправлены 12 кг материалов по «Норд-Осту», в том числе показания свидетелей.

Новые Известия





На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.014072895050049